Симбирский монах и его тайна

 Алексей Балаев, Иван Сивапляс

Мало кому из ныне живущих ульяновцев знакомо имя монаха Иеремии Ломницкого, бывшего весьма заметной фигурой в дореволюционном Симбирске. Горожане почитали его за святого и даже считали «талисманом» города. Жил он открыто, а вот смерть его окутана тайной. Хотя бы уже потому, что однажды монах исчез... из собственной могилы!

Аккурат перед собственной кончиной Ломницкий изрек следующее: « Уйду я - и не станет у Симбирска защиты». Возможно, так и забылись бы слова монаха, если бы не сбылись в точности в день его похорон...

Досье

Иеремия Ломницкий (в миру - Иван Михайлович) родился 8 февраля I860 года в селении Кавско, в бывшей Австро-Венгрии (ныне Львовская область на Западной Украине), в многодетной семье приходского греко-католического священника. В возрасте 22-х лет принял монашество. В 1892 году основал женскую монашескую Конгрегацию Сестер Служебниц Непорочной Девы Марии. В начале 1915 года российские войска заняли Западную Украину и выслали монаха из прифронтовой области в Симбирск, где он пользовался духовным авторитетом как среди ссыльных, так и среди местного населения.

Чудеса

 

Из дневника симбирского купца Егора Никифоровича Еремеева:

«20 ноября 1915 года. Месяц, как сын мой, Кондратий Егорович, десяти лет от роду, пребывает в горячке. Врачи предсказывают непременную его кончину, ссылаясь на чрезмерную слабость его и запущенную болезнь...

23 ноября 1915 года. Встреча с преподобным отцом Иеремией Ломницким, дай Бог ему здоровья, который раз только склонившись над моим угасающим сыном, молитвами (или чудом?) открыл ему глаза. Егорушка сию же минуту произнес слово, и слово это было: «Иеремия». Хотя до того сын почти 20 дней не промолвил ни слова и святого отца Ломницкого никогда не знал и не видел.

27 ноября 1915 года. Сын мой, приговоренный уже к погибели, окончательно исцелился. Все это время ежедневно отец Иеремия Ломницкий выбирал минутку зайти к нам и поговорить с сыном... Кроме как чудесным провидением и Божьим даром отца Иеремии не смею объяснить произошедшее».

***

Однажды, в разговоре с тогдашним симбирским полицмейстером Василием Асафовичем

Пифьевым Ломницкий неожиданно изрек: «Дело ты делаешь благое - церковь от безбожников спасаешь... И мне бы с тобой... Но не судьба нам идти об руку... Впрочем, скоро мы встретимся... Догоню я тебя, друг мой». Так и случилось.

Безбожниками Иеремия называл революционеров, коих отслеживал и отлавливал Пифьев. Что же до «скорой встречи», то Ломницкий как есть предсказал близкую смерть обоих. Оба умерли в начале 1916-го. Пифьев в апреле, Ломницкий - в июле. Обоих убил инсульт.

***

А вот что сказал Ломницкий городскому голове Леониду Ивановичу Афанасьеву:

- Черное что-то повисает над Россией. Скоро все перевернется. А на вашем месте будет хитрый и недобрый бродяга-лодочник. Мишкой звать.

Теперь известно, кого имел в виду Ломницкий - Михаила Ивановича Гимова, ставшего впоследствии председателем Симбирского губисполкома, а в то время, действительно, оборванца, ночующего по волжским берегам под рыбацкими лодками.

***

Главное же пророчество отца Ломницкого, как уже говорилось, начало сбываться уже на следующий день после его смерти - 3 июля 1916 года. В день похорон отца Иеремии толпа, разгневанная дороговизной и дефицитом, пыталась брать штурмом продуктовые лавки. Прибывшие войска открыли стрельбу по народу. Количество убитых и раненых исчислялось сотнями.

Исчезновение

Беспорядки творились такие, что Ломницкого из-за них смогли похоронить только поздним вечером. Гроб до кладбища провожала огромная толпа. На могиле был установлен чугунный крест. Но простоял недолго.

Осенью 1918-го недалеко от последнего приюта монаха симбирские большевики похоронили пятерых своих соратников, расстрелянных белогвардейцами. По замыслу, их могила должна была стать «местом поклонения». Однако «несознательные горожане» по-прежнему продолжали кланяться «какому-то попу»! И в идеологическом плане захоронение монаха стало для Советской власти «неудобным».

Памятник снесли, но саму память о Ломницком стереть все ж таки не удалось. Уже в советские времена украинские монахи тайно посещали ульяновское кладбище, желая отыскать могилу и поклониться праху отца Иеремии.

Сюда же 5 августа 2006 года из Украины приехал монах-иеродиакон Даниил Сикора. Он и ульяновские краеведы собирались эксгумировать тело Иеремии. Однако когда могила Ломницкого была вскрыта, самого его в ней не оказалось...

Могила

На дне могилы под бетонной плитой обнаружили склеп. А в нем — три гроба. Один маленький (младенческий), второй — обычный (взрослый); оба не были обиты тканью (в годы Первой Мировой она была в дефиците). Зато последний, стоявший посередине, гроб был громадным, богато украшенным кистями и бумажными аппликациями, обшитый серебряной бумагой.

Отец Иеремия отличался немаленьким ростом и мощным телосложением. Но это был не он. На костях сохранились остатки волос и одежды, но не было видно ни венчика, ни разрешительной молитвы в руках. Значит, погребение совершалось не по православному обряду. Более того, скелет оказался... женским. Сопоставляя исторические факты, выдвинули версию, что в могиле похоронена высланная из Восточной Пруссии баронесса Кристина-Мария фон-Зуммель, почившая в Симбирске в возрасте 90 лет.

Вопросы

Но как баронесса попала в эту могилу, если умерла за год до кончины Ломницкого? И где теперь прах монаха?

Есть сведения о существовании неких секретных документов, согласно которым останки Ломницкого якобы были вырыты, а вместо них в могилу перенесли три «посторонних» гроба. А самого Ломницкого якобы отправили в Москву, где забальзамировали. Зачем? Для исследования? Или по какой иной причине? Воистину - вопросы без ответов.

Зато ясно другое. Иеремия Ломницкий, действительно, в какой-то мере был «хранителем» Симбирска. После его смерти доселе тихий и спокойный город захлестнул вихрь, который не отпускает его и поныне. И нужно бы вернуть его останки на место. Может, хоть тогда у нас в городе, наконец, жизнь наладится...