ПРЕДАННЫЕ И ПРЕДАТЕЛИ

ПРОДОЛЖЕНИЕ

11 февраля

 Я пошла с Машенькой на концерт – отвлечься от безответной, страшно сказать, любви.     До того весь день задавалась серьезным вопросом – «действительно ли влюблена в Кирилла, или хочу, чтобы он в меня влюбился? То есть, потешить свое самолюбие?». Ведь ИСТИННОЕ чувство должно быть очищено от всего мелкого, наносного.  Мне хотелось, чтобы чувство это было светлым и чистым. Неразделенность жгла, а чувство гордости за себя, любимую, давало понять, что моя любовь так называемая - как раз и есть нечто мелкое, наносное. Всего лишь сип  уязвленного самолюбия.

Машенька, глядя на сцену, говорила о том, что и сама могла бы выступать на этом концерте от театра – студии... допустим,  «Ритм», в которую она ходила, но, увы – несмыкание связок.

Половина концерта – попсовые песни. Вторая – выступление дочери хозяйки театра-студии «Ритм», которое предварял длинный рассказ об ее огромном таланте.

-Достало, в самом деле! – высказалась Аксёнова.  У нее было такое выражение лица, словно она хотела сказать «о», но тут ее замкнуло.

-А ты что, завидуешь? -  парнишка, сидевший рядом со мной, презрительно выгнул губы.

- Ха! Еще чего! Конечно, нет! Просто это как-то... нескромно – посвящать половину концерта собственной дочери!

-Сначала сама добейся чего-нибудь, а потом про других говори, поняла?

-Ну, извини, - родиться дочерью руководительницы «Ритма» я уже не смогу, - усмехнулась подруга.

- Ужас! Что за люди! - парнишка  отвернулся.

«Спервадобейся», ага.

-Наверное, он - поклонник этой девчонки, - предположила я шепотом.

-Ну, ты сказанула! Да кому она нужна – «поклонник»!  Это ее брат, - просветила подруга.

-А-а-а…

Третью половину концерта открыло выступление тетки в синем бархатном платье.  Когда она затянула первые строчки романса, у меня заболели все зубы сразу, и я почти физически почувствовала, как замерло время.

-Сколько эта нудотина продлится? 

- Да ты что, она хорошо поет! – обиделась за певицу моя подруга. -  У нее такой чистый голос.

Я перевела взгляд на сцену. 

Всего одна фраза  – «зачем меня любимой называл, и целовал дрожащие ресницы...» полоснула так неожиданно остро, что  стало трудно дышать, а глаза налились слезами.

Нет, Кирилл никогда не называл меня любимой, и, тем более, не целовал.  Я вообще ему не нравилась. И все равно было в этой фразе что-то близкое, и, одновременно, неиспытанное.

Да, есть в мире что-то несоизмеримо большее, чем размышлизмы о суетности бытия. Нечто  по-настоящему прекрасное.

Романс закончился.

Машенька  поднялась, зааплодировала. За ней – остальные. Это был короткий миг ее триумфа -  несколько секунд, подругу видели все в зале.

-Ты чего? - она опустилась рядом со мной, блестя глазами.

-Романс понравился, - просто ответила я.

- Мне тоже. Очень. Талант, блин!

-Талант, - согласился сын руководительницы «Ритма».

Я была счастлива. Не знаю, отчего, почему...

 Впрочем, какая разница?   

13 февраля

 Завтра – День всех дураков.  Ну, влюбленных. Одно и тоже, по сути-то. Влюбленные становятся дураками…

Мы с Машенькой говорили об этом вчера, поменялось ли бы наше отношение к этому тупому празднику, если бы парни у нас были?

-Тут дело не в том есть у тебя парень  или нет, а в том выставлять напоказ что она есть или нет. Когда едешь  в набитой маршрутке а рядом с тобой лижется какая-то парочка...   Шняга. А 14 февраля их не проедешь – не пройдешь. Целуются всякие показушники!

- Ага!

Точно так же и в этот день, нельзя нормально гулять по городу. Все пространство захвачено парочками, которые не могут не продемонстрировать миру, что целоваться-таки умеют…

Нас догнал по дороге Артем Косов.

-Даже когда у меня была девчонка,  я считал этот праздник шнягой! – присоединился он к нашему разговору.

У него девушка была. Мы с Машенькой переглянулись – у такого-то ботана.

-Этот праздник меня раздражает. Не люблю выставлять чувства напоказ. И еще мне кажется - этот день для многих как отчет окружающим - типа вот, смотрите, я не один, у меня есть пара.

-Да, для того, чтобы сделать приятно любимым, провести романтический вечер вдвоем - не нужен какой-то специальный день, даже наоборот - этот день должен быть только для двоих и не должен быть заполненным  сердечками, - согласилась я.

- Дсв - праздник католиков, - говорил он, -  а наша страна - православная! Я не вижу вообще смысл его праздновать! Любите друг друга – пожалуйста. Зачем демонстрировать?

-И я не понимаю, - поддержала Машенька.

Кос еще что-то такое рассказывал, ну, в том же духе,  но я просто не помню, что. Слишком уж   много заумного было  сказано.

- Валентинки - да зачем они мне сдались! Туалетная бумага у меня есть и без них, - угорала Машенька.

Кос поддержал ее смешком.

Мне кажется, она ему нравится. Иначе с чего Косов за нами поперся? Ага, из-за меня. Хорошая шутка. Парень решил проводить Лерку Крепелину. Смешно. Такого же быть не может, ага!

- Одиночество - нормальное состояние, - ни с того ни с сего сказал мне Кос.

Я даже остановилась. Мы ведь вообще не говорили конкретно обо мне. Мои мысли что, неоновой табличкой на лице начертаны? Или, если я не красавица, вроде Машеньки, то обязательно одинока?

Впрочем, он прав.

Я одинока.

Именно потому, наверное, что не красавица.

 - Также, как и отсутствие пары, - продолжал Кос, -  даже если ее никогда не было - у всех по-разному, хотя навязывается, что с мужиками надо встречаться лет с 13, без "провисаний" - одного кинула - тут же другой подхватил.

Хорошо говорит парень.

-Именно такие показушные праздники и т.п. заставляют людей ощущать себя убогими. Хочется любви, ее нет, включаешь телек - а там -у-у-у- даже 12-летние дети, дарят друг другу Валентинки, и невольно думаешь: "Офигеть,  и малолетки пару находят, а я - рыжая какая-то". Но ты не должна так думать, Лера!

-Ха, да почему это ты  решил, что я одинока?  - не хотела задавать этот вопрос. Как бы невзначай не нарваться на хамство. «Страшная ты, Лера» - например.

-Ну, у Машеньки-то по-любос поклонники есть, - просто пожал плечами Косов.

Обидно было.


Шла домой. У моего подъезда собрались тетки. Лица знакомые – сто раз видела, по именам, конечно, не никого знала.

 Ветер швырнул к моим ногам морось слов:

-Смотри, смотри, кто идет.

-Сколько ей лет?

-Кажется, 14.

А вот и мимо!

-Ничего себе! Этой кобыле? Какой кошмар!

-Акселерация!

-И не говорите.  В 14 лет выглядеть на все 16...  

-Здравствуйте! -  сказала я им и раскрыла глаза пошире. Мне хотелось, чтобы им стало стыдно – говорите такие вещи про юное голубоглазое существо с таким открытым взглядом – неужели ничего не всколыхнется?

Тетки, почему-то, посмотрели удивленно:

-Здравствуй, Лера.

-Как приятно, что все знают, как меня зовут.

И чем таким я вызвала столь сильную неприязнь? И мне было так, ну так обидно… и стыдно.

 

По телевизору шел очередной  сериал.

Одиннадцатилетняя девочка  минут десять неестественно рыдала, еле сдерживая улыбку.

-Ну, почему ты так расстроилась, Лиза? – спросила ее мать.

-Свидание прошло отстойно! Я была так рада, что самый популярный мальчик меня пригласил! А он оказался придурком!  Даже целоваться не умеет!

Безнадега.

-А я из-за него бросила Андрюху, который классно целовался.

Да, Лера Крепелина. Люди, вон, уже в 12 лет второго парня бросают. Спиваются. Куприть бросают. А кто-то  даже не целовался ни разу.

Позорище ты, видимо, Лера Крепелина!

Неужели я хуже всех?

Девки наши с парнями встречаются. Во всяком случае, кому-то нравились хоть раз.

Многие из них внешне – вообще никакие. Как говорит моя Машенька: «ни о чем телки». Хм, выходит я… еще хуже, чем «никакая», что ль?

«Допустим, это так, и что? Дальше-то что с этим делать? Жить-то надо!» - размышляла я.

Осознать было   просто. Наверное, потому, что до конца я в это не верила. Ну, хуже всех. Почему-то, проще не стало, а ощущение разочарования не прошло. Осталось таким же –   липким, мешающим думать о чем-то другом.

Жизнь-то продолжается. Хуже всех, позорище, но все равно, надо что-то делать дальше. Только что? 

14 февраля

 Вот и настал этот тупой день.

Я была сама не своя. Сразу скажу: Кирилл не пришел.  Надеюсь, он заболел, у него насморк в тяжелой форме, и вообще – кашляет так, что  лает.  

 Хотя… мне же будет хуже. Так я хоть вижу его, а, если заболеет – снова мне мучиться и страдать.

 В нашей противной  школе открылся типа «ЗАГС». Там регили  пары. И наши ходили туда -  жениться понарошку. Мы хотели с Машенькой, но не разрешили.

Только поругались: я хотела оставить свою фамилию, а она – чтобы мы были семьей Аксёнових.

-Твоя фамилия - беспонтовая!   Крепление какое-то!

-А у тебя лучше? – обиделась я. -  Аксёнова. Что это вообще значит?

-Писатель такой есть, Аксёнов.

-Но ты-то тут ни причем.

Короче, мы с ней поругались, но уже на следующей перемене переглянулись и заржали. Конфликт был исчерпан и мы снова нормально общались.

Она вчера так плохо о «валентинках» говорила, но сама получила много, и весь день разбирала.

 Когда мы почапали в столовку, она мне их протянула.

-Почитай.

И мне так обидно стало. Пошла в толчок и даже плакала.

Ну, почему, почему я такая некрасивая?! Конечно, кто-то должен быть таким (для контраста с красотками – словарь, это про «контраст), но это несправедливо. По отношению ко мне, конечно. Это нечестно! В мире, где правит внешность, и всем, кажется, наплевать, на иные качества, меня угораздило родиться странненькой и, вдобавок, некрасивой. Мне всегда было нечем защищаться! Ведь «если ты некрасива, то молчи, не высовывайся, поскольку все, что ты скажешь, - априори ерунда. Никто не будет слушать. Нельзя высказываться   негативно, особенно в адрес более привлекательной девушки, даже если она трижды неправа и так далее.

Ничего не изменится.

К тому моменту, когда я смогу заработать на пластику, будет слишком поздно. В смысле самооценки, - она закладывается СЕЙЧАС, в ЭТОМ ВОЗРАСТЕ. Я все равно буду чувствовать себя некрасивой и неуверенной в  себе. А, может, меня «переклинит»,  и я стану бегать по  парням, меняя их каждые три дня: «Теперь я красотка! Можно оторваться по полной программе!», и все будут надо мной смеяться, как почти над всеми, ведущими себя подобным образом.

Значит, ничего не изменишь!


Вот мне всего 13, а ощущение такое, что я старая и несчастная…

Впрочем, утрирую (словааарь!).

Просто я хочу показаться самой себе очень умной. А нельзя показаться тем, кем ты не являешься.

Жалко мне  было не себя, а, скорее, ту  мечту о любви, что во мне жила, но, всего за пару недель, угасла окончательно. Хотя мне было всего лишь четырнадцать!

С другой стороны... А, может, это и есть тот самый «трудный возраст» и «юношеский максимализм»?  И, лет через 20, я буду также, как и многие другие, вспоминать, с тоскою в сердце: «Ах, как я была юна, полна надежд! Но теперь...» и так далее, тому подобное. Что ж, хоть в чем-то я поневоле сходна с другими.

«Какая  во мне была энергия... и как быстро, как рано она угасла, столкнувшись с суровой правдой жизни! Какой я была наивной! А теперь...»

И я буду права.

Стоит ли проигранная жизнь того, чтобы быть правой хоть раз?


15 февраля

 

Какая же я стервелла! Завидую. Потому, что Машенька красивее меня и всем нравится. А я – нет. А ведь она – моя едиственная подруга, искренне относится ко мне!

Многие говорят о Машеньке плохо. Мол, если она с кем-то и дружит (то есть снисходит до такого понятия, как дружба), то друга ставит очень низко, а потом коварно бросает.

Я  бы так не сказала….  и не ожидала, что   высокомерная Маша окажется таким ранимым и сентиментальным человеком.

Просто, когда Машенька чувствует, что подруге осточертела, то первая уходит… а все думают, что предает.


Теперь по порядку про все, что случилось вчера вечером.

Мы решили, раз парни – болваны,  пойти  к ней и у Машеньки отпраздновать. Вместе.  

– Рада, что встретила тебя на жизненном пути! –   сказала я, когда мы сидели.

-А я как рада! – воскликнула Машенька.

-Как? – уточнила я.

-Очень!

-Правда?

-Ага!

-Очень-очень?

-Безумно.

-И я.

-Замечательно!

Машенька кинулась мне на шею.

Казалось бы, ну чему так радоваться? Просто двое людей решили ОБЩАТЬСЯ. У них нашлись схожие интересы, они были друг другу приятны и симпатичны.

И, все-таки, это счастье – быть кому-то интересным, но ощутить сие  (словарь!) в полной мере дано тем, кто хоть раз испытывал в  этом дефицит.

-Мы с тобой  - астральные близнецы, -  сказала Машенька.

-Что? Кто? – не поняла я.

-Близнецы по духу.

-Хорошо сказано.

Машенька тогда  встала, подошла к окну, постояла с секунду, потом села на подлокотник  кресла:

-Я вот  думаю:  наверное, это хорошо, что у меня никогда подруг не было.  Иначе  я бы не оценила тебя... То есть... Ну, ты понимаешь, что я хочу сказать?

-Да. Представь себе, я тоже об этом подумала.

-Мы даже мыслим одинаково!

-И не говори!

-Понимание – это самое главное!  У меня  до тебя никогда не было подруг, - решилась Машенька на очередное признание. Предыдущее  состояло в том, чтобы сказать постороннему человеку, что он мне нужен. – А у тебя?

В 11 лет  мы с ребятами на крови   клялись – в Вечной дружбе.

 Потом мальчишки, вдруг осознали, что я, оказывается, девчонка! Встречаться со мной не захотел никто из них, потому дружба рассыпалась. Клятвы были позабыты.

Они никуда не исчезли. Со многими до сих пор сталкиваюсь. И, тем не менее, для них прошлое, кажется, совершенно ничего не значит. Смотрят, как на пустое место, забывая поздороваться.

А ведь с тех пор прошло не так много времени!

Может, те, кого я называла друзьями, воспринимали происходящее не так близко к сердцу, как я? Может, только мне, неспособной на интриги и разборки, нужно любить человека, чтобы с ним сблизиться, а другим – необязательно?

С девчонками же у меня не ладилось. У, бесят они меня все. Сплетни с детсадовского возраста. Один раз погуляешь  - неделю расхлебываешь последствия: «А Таня про тебя сказала, что ты – дура, потому, что ей сказала Роза, что ты ей говорила, что Таня – дебилка!».

Выяснять отношения ваще ненавижу.

Потом в моей жизни появилась Машенька.

- Нет, ты подумай, как классно:  два человека с одинаковыми мечтами и планами нашли друг друга, остается только выпить.

-Да ну! Ты что! Я ни разу не пила.

-И я.

-Мы же хотели быть не такими, как все! – напомнила я. -  Не бухать, не курить, а теперь ты предлагаешь эту шнягу сама!

-Лерика,   я тебе  не предлагаю купить водку и надраться в хламину - еще чего не хватало! Мы  же не плебейки какие-нибудь! – приосанилась подруга.

Тоже слово из словаря! Это слово я ей как-то сказала, не помню, о ком, оно ей понравилось очень.

- У меня, точнее, у моей мамаши,  в серванте есть вино. Она же ВУЗовский препод, ей  студенты-шамки часто спиртное дарят.

Взятки, что ли?

- А вино это дорогое, коллекционное! – продолжала Машенька. – Да и по фигу. Что ж, Лерика, дорогая моя подруга!  Выпьем за дружбу  нашу из классненьких фужерчиков.

Машенька унеслась в соседнюю комнату. 

Я подвинула стол ближе к разложенному дивану, поправила скатерть.

-А что скажет твоя мама, когда заметит  пропажу? – решилась спросить.

Мамаша у нее – кадр ходячий. Еще дотошнее, чем у Кирилла Денисова. А-а-а-а, уйди из моей башки, дубина. Мать Машеньки   всегда  пыталась всех построить.

-Понятия не имею, - ответила подруга. - И, честно говоря, мне по фигу. Хватит мне ее бояться. - Машенька вернулась, села за стол. –  Да и не заметит она. Мы же по чуть-чуть. Самую малость.

Мы подняли бокал. За вечную дружбу.

Второй.

Третий…

И понеслась…

Что-то мне лень писать, потом дальше напишу, надоело.


Снова пробую.

Итак: домой я вернулась поздно, покачиваясь.  Стыдно.

Я ведь считала, что  те, кто бухает в подъезде и радуются этому – придурки, которым хочется показаться взрослыми и  умными, а теперь, вот, сама восторгаюсь новым состоянием.

Значит, я – такая же, как кандидаты в алкаши, что ли?

А вообще-то   собиралась заночевать у Машеньки, но, неожиданно позвонила ее мамашка  и сказала, что приедет.

Ну, голова моя ехала куда-то,  и мне стали ужасы мерещиться.

Подумала: вдруг  и Машенькины  слова о дружбе тем  же, чем для мальчишек во дворе обмен кровью, - то есть, фигней полной? При первой же возможности она меня сдаст или предаст!

Мне представилась картина: Машенькина  мать,  вернувшись с дачи, сразу заметила отсутствие коньяка (а что – женщина одинокая, может, прикладывается к подарочку от «шамков»), потрясла пьяноватую сонную Машеньку. Подруга  не нашла  ничего лучше, чем сказать, что идея с распитием спиртного принадлежала мне. Захотелось   попробовать коллекционного вина, и дура-Лера (то есть, я) вылакала всю бутылку.

-А я ни глотка не попробовала! – уверила Машенька.

Самое ужасное, что ее мамаша  обязательно позвонит моей   – пожаловаться.  Когда-то она это уже делала:

-Я обязана информировать, что ваша дочь  связалась с плохой компанией, - «стучала» она, когда я еще с пацанами во дворе ходила. - Я видела ее за гаражами  в компании мальчишек-хулиганов. Насколько я знаю, эти ребята выпивают! Если Лера в 11 лет  с таким контингентом – это страшно! Вы должны принять меры!

Меня  потом долго  встречали из школы и не отпускали гулять по вечерам, - как бы не пошла за гаражи  «побухать с малолетними алконавтами».

-Не уследили вы за дочерью, - скажет мать Машеньки  моей маме.  – Я  же вас предупреждала!

А Машенька будет рыдать на заднем плане:

-Я не виновата-а-а! Это все Лера!  Не ругай меня, мама!

А  седня набрала номер Машеньки. Сотовый не отвечал. Потом она сбросила. «Ну, все» - мрачно резюмировала (словарь!)  я. 

Перезванивать не хотелось. Представила, как трубку выхватит ее мамаша с криком:

-Как тебе не стыдно звонить после вчерашнего!..

Я встала у окна, глядя на крышу ее дома. 

 Переборов страх,  перенабрала Машеньке на домашний. Ну, предаст. Подумаешь. Со всеми бывает, как взрослые говорят. Лучше мне это сейчас пережить, чем потом…

-Да? –  ответила Машенька шепотом.

-Привет, - произнесла я и замолчала. Сердце билось так гулко, что в ушах звенело.

Мда. Ждать подставы - ужасно. Бедные взрослые, если все время живут в напряжении от этого.

Хотя… не ждать еще хуже.

-Валерка? - полуутвердительно отозвалась Машенька. - Я… это… ну,   не могу с тобой разговаривать…

-Понятно.

У меня сердце упало.

Все кончено.

Только я ее полюбила, и такой облом!

-С кем ты там болтаешь, Мария? – послышался крик ее матери.  – Или ты забыла, что наказана?

-Ну, ты сама все слышишь, Лер, - быстро заговорила Машенька, - мать пропажу обнаружила. Я сказала, что сама умудохала бутылку. Теперь мать, конечно, наезжает. Типа она в  мои годы зубрила и не пила, а я  к 30 стану алкашкой.  Уже не знает, что мне запретить и как обозвать!

Словно в подтверждение  слов подруги,  на заднем плане снова раздался вопль ее мамаши:

-Положи трубку, дрянь такая!

-Ладно,  в школе   увидимся.  Пока!

Послышались  гудки.

А я все смотрела в окно на крышу ее дома…

Она меня не сдала. Не сдала! Машенька! 

ПРОДОЛЖЕНИЕ В ПРЕДАННЫЕ ПРОД-2