КЛАВДИЯ И ФЕДОР


Татьяна Задорожняя

 Жила-была в селе Прислониха, что в Ульяновской области, молодая женщина с простым именем Клавдия. Жизнь у нее была непростая. Работала Клава на трикотажной фабрике, пешком ходила на работу каждый день по несколько километров — в соседнее село. Родились у нее один за другим детки. Муж, как и многие в деревне, крепко выпивал. Как-то раз по пьяной лавочке полез он на печку, на которой старый тулуп лежал, уцепился за край вонючей дохи, да и свалился вместе с нею с печи. Только тогда и заметил мужик, что на тулупе спали его маленькие ребятишки. Один от падения сразу помер, другой - чуть позже в больнице. Ушла от мужа-убивца Клавдия.

Спустя время с другим сошлась. Хороший был мужик, не пьющий. Только на всю голову больной. Как приступ - так ну баб по селу гонять да подолы им задирать. Клавдия сдаст буйно-похотливого мужа в дурку, поживет спокойно недолго, как свекровушка снова велит вернуть малахольного сынка домой. Опять срам на все село...
В общем, в один прекрасный день Клавдия решила - баста, никаких мужиков более! Деньжат подкопила, решила домик себе купить, чтобы хоть на старости лет нормально пожить. А денег-то не хватает. И тогда пошла она к своему земляку - художнику Аркадию Пластову, который очень уважал односельчан, с любовью рисовал их портреты... Дал живописец (простой был мужик!) недостающую сумму Клавдии Михайловне, купила она домик, ушла от ненормального мужа.

С тех пор жизнь ее наладилась. А спустя время встретила вдовца, это был родной дедушка моего мужа Вадима. Я Федора Михайловича живым не застала, но, по воспоминаниям родных, дед был хорошим человеком, немногословным, рукастым, правда, с раздробленной челюстью (в войну ранило, если бы чуть выше пуля пролетела, то конец был молодому бойцу).

В общем,  уговорил Федор Михайлович Клавдию в третий раз попробовать семейной жизнью пожить. Немолодая уже женщина подумала-подумала, да и согласилась. И ведь не прогадала! Домик свой, с помощью художника Пластова купленный, продала, с приданным к мужу в Ульяновск перебралась. И прожила она в согласии с Федором несколько счастливых лет, и вся его родня любила новую бабушку и уважала. И после кончины деда (Клавдия пережила Федора на девять лет) старушку не бросили, общались с ней, помогали в болезни. Перед своей смертью Клавдия написала завещание, отписала квартиру неродному внуку - Вадиму ("маленькому", как она его называла).

Мы с мужем регулярно ездим на могилы дедушки и бабушки Клавдии. И художника Пластова добрым словом вспоминаем. За то, что сыграл в судьбе двух немолодых людей такую важную роль. Ведь не дай Аркадий Александрович своей землячке денег на дом, так, может, она и осталась жить с дурковатым мужиком, не испытала бы (пусть и на закате жизни) настоящее семейное счастье. 


Write a comment

Comments: 1
  • #1

    Татьяна (Friday, 28 August 2015 20:12)

    Спасибо вам! Очень интересные статьи, прямо душой отдохнула!