КАК МЫ ПИСАЛИ ФЕЛЬЕТОНЫ

Эмма МАМИНЕВА


Что-то давно не испытывала я удо­вольствия от чтения фельетонов. Уж не потому ли, что жизнь для многих из нас сегодня стала то ли анекдотом, то ли                                                                                                   фельето­ном?


Вспоминаю, как когда-то работала на украинском республиканском радиовещании. У нас тогда план был по критике. Выбирали мы село, которое нужно было "подвергнуть сатире" и ехали туда.

Встречали нас пышно, с почетом, кормили сытно, неизменно предлагали что покрепче, но с утра стар­ший нашей группы катего­рически отказывался.

Нас водили по деревне, пока­зывали. "Так-то оно так,"-провозглашал старший группы," Но мы вас крити­ковать приехали, постанов­ление правительства вышло такое, слышали, об уси­ления критики?" Председа­тель колхоза (совхоза) вздыхал: "Что ж критикуй­те, только не очень." "Что будем?" "Да бис его знае, все вроде нормально."

В одном селе нам крупно повезло - вдруг прибегает работник клуба с «квадратными»  глазами и кричит, что ключей не нашли. "Каких ключей?-" настораживаемся мы. Ока­зывается, от спортзала. А что такое? Оказывается, инструктор по спорту сбежал из деревни, не выдержал тягот жизни,  и ключей не оставил, как бы не приш­лось взламывать дверь. 

"Очень хорошо!" - потира­ет руки старший группы. "Взламывайте, а мы репортаж будем записывать! Кто из вас умеет по-украински говорить?"

Оказывается, никто не умеет. То есть вроде говорят, но если прислушаться, то это русские слова с украинским акцентом. Как ныне говорят, суржик.  Достаем пятикилограммовый русско-укра­инский словарь, который всегда берем с собой в ко­мандировки и наскоро со­чиняем текст, который заставляем чи­тать в микрофон председателя. Тот чи­тает... Все ему дружно

по­могают, создавая фон...

Да­леко за полдень заканчива­ем мы свою работу и идем ужинать. Причем теперь старший вполне доброже­лательно кивает в ответ на намеки о том, что есть кое­ - что и погорячей...

Неожиданно впереди идущий практикант останавливается. "Вон смотрите,  смот­рите - памятник Зое Космодемьянской весь в паутине!" - кричит молодой кадр. "Где? Где?"- пу­гается председатель колхо­за, подбегает к памятнику и начинает вытирать его рукавом." Дак это так, ни­чего, случайно!"  

Практи­кант достает микрофон.

- Нет, об этом нельзя, - решает старший группы .- Нас же "Голос Америки" прослушивает. Памятники в таком состоянии, это ж политика, понимать надо!"

"Вот у нас автобусы в город плохо ходят,"- под­сказывает с готовностью бухгалтер колхоза. "Так это уже не в наш адрес критика, это в транспор­тное предприятие."

" Вот это хорошо! За­пиши тему на следующий раз,- веско говорит стар­ший группы.- Сделаешь про автобусы, да так, чтоб покруче!"

 

И вот мы критиковали, критиковали... Только по­том, много позже, написав за свою творческую жизнь немало критической ин­формации, пришла я к банальному выводу, что кри­тика должна быть кон­структивной. Критиковать легче всего, трудно предло­жить выход из непростой ситуации. Да и не преследуют сегодня уже так за кри­тику, как в прежние време­на! Изощряйся себе, прояв­ляй сатирические таланты, да и только. Но станем ли мы жить лучше после тако­го фельетона? 

Знаю, что сегодня мод­но рассуждать на тему, ка­к мы дошли до жизни такой…И судя по высказываниям, которые я слышу, многим хотелось бы одну - единую модель развития : товаров побольше, зарпла­ту повыше, работу полегче. Человек же, хоть немного   имеющий пред­ставление о теории относительности, сразу скажет, что это невозможно. Где-то прибудет, а где-то тут же убудет.  Вопрос в том, что и где, и в какой степени, и что мы с вами в СИЛАХ сделать сегодня для того, чтобы жизнь стала лучше..