Литературные мистификации

Марина САРЫЧЕВА

 

 

Мистификация всегда «крадется» по пятам за литературой. Вымышленные писатели и поддельные произведения, фальшивые мемуары и биографии. Немало талантливых авторов водят читателей за нос своими изобретательными выдумками. Что же движет теми, кого в литературной среде принято называть «фальсификаторами» – деньги ли, слава, или просто развлечение?

 

 

 

Настоящий взрыв литературных мистификаций пришелся на вторую половину XVIII века. Настоящим мастером выдавать свои тексты за чужие был Даниэль Дефо - с 500 написанных им книг только четыре вышли под его именем, а остальные приписывались историческим и придуманным личностям. Так, например, три тома «Приключений Робинзона Крузо» были написаны «моряком из Йорка».

 

Не чужд мистификациям был А.С. Пушкин: публикуя знаменитые «Повести Белкина», поэт выступал лишь в роли издателя.

 

 

Козьма Прутков - самодовольный графоман, чья «деятельность» пришлась на 50-60-е годы XIX века. Только через некоторое время выяснилось, что Пруткова создали братья Жемчужниковы и А.К. Толстой.

 

 

Другой случай литературной мистификации - красивая и печальная история Черубины де Габриак. В 1909 г. редакция журнала «Аполлон» получила стихи от таинственного автора по имени Черубина де Габриак. Стихи описывали католическую Испанию времен инквизиции, рыцарства и войн крестоносцев. Таинственная незнакомка произвела на редакторов такое впечатление, что они поверили в нее и приветствовали как «новую поэтессу», а множество поклонников требовали, наконец, открыть ее имя. Каково же было удивление, когда, сбросив маску волшебной испанки, миру предстала пожилая скромная учительница Елизавета Дмитриева. Эту мистификацию тайно от всех предложил ей Максимилиан Волошин.

 

 

В конце ХХ - начале ХХI в. можно привести множество примеров литературных мистификаций. Начиная с 1996 г., в питерском издательстве «Азбука» стали выходить книги писателя Макса Фрая в жанре фэнтези с элементами пародии. Романы постепенно набирали популярность, он стал одним из самых издаваемых писателей-фантастов. Впоследствии возникла необходимость предъявить автора публике. И осенью 2001г. в телепрограмме Дмитрия Диброва зрителям была представлена Светлана Мартынчик как настоящий автор книг Макса Фрая.

 

 

Осенью 2007 г. всю Москву завешивают рекламой романа «Девятый Спас». Автор - никому не известный Анатолий Брусникин. Подозрение достаточно быстро падает на Григория Чхартишвили (известного под псевдонимом Борис Акунин): действие романа разворачивается в конце XVII в., а написана книга языком века ХIХ-го, как и романы Бориса Акунина. И псевдоним слишком похож - и там, и здесь «А.Б.». А в начале 2008 г. выходит роман «Там» еще одного неизвестного автора - Анны Борисовой. Наконец, в январе 2012 г., Чхартишвили сам признается: и Брусникин, и Борисова - это он.

 

 

Что же заставляет этих и многих других людей, безусловно, талантливых, часто даже гениальных, прятать свое лицо за чужой маской, отказываясь от прав на собственные произведения? Придуманная маска частенько помогает писателю отойти от навязанных ему (или им самим) ограничений - сословных, стилистических, исторических. Отбросив собственное «я», он получает возможность найти творческую свободу, построить себя заново.