Летаргический сон: случаи из жизни писателей


 

 Марина САРЫЧЕВА

   

«После тяжких страданий наступила смерть или состояние, которое сочли смертью... Обнаружились все обычные признаки смерти. Лицо осунулось, черты его заострились. Губы стали белее мрамора. Глаза помутнели. Наступило окоченение. Сердце не билось. Так она пролежала три дня, и за это время тело сделалось твердым, как камень».

 

Вы, конечно, узнали известный рассказ Эдгара По «Заживо погребенные»?

 В литературе прошлого этот сюжет - погребение живых людей, впавших в летаргический сон (переводится как «мнимая смерть» или «малая жизнь»), - был достаточно популярен. К нему не раз обращались известные мастера слова, с большим драматизмом описывая ужас пробуждения в мрачном склепе или в гробу. Состояние летаргии на протяжении столетий было окутано ореолом мистики, таинственности и ужаса. Страх заснуть летаргическим сном и быть заживо погребенным был настолько распространенным явлением, что многие писатели становятся заложниками собственного сознания и страдали психологической болезнью под названием тафофобия. Приведем несколько примеров.

 

Ф. Петрарка. Знаменитый итальянский поэт, живший в XIV веке, в возрасте 40 лет тяжело заболел. Однажды он потерял сознание, его сочли умершим и собирались похоронить. К счастью, закон того времени запрещал хоронить покойников раньше, чем через сутки после кончины. Предшественник эпохи Возрождения очнулся после сна, который длился 20 часов, практически возле своей могилы. К большому удивлению всех присутствующих, он заявил, что замечательно себя чувствует. После этого случая Петрарка прожил ещё 30 лет, но всё это время испытывал невероятный страх перед мыслью быть случайно погребённым заживо.

  

Н.В. Гоголь. Великий писатель боялся, что его похоронят заживо. Нужно сказать, что кое-какие основания для этого у создателя «Мертвых душ» были. Дело в том, что в молодости Гоголь перенес малярийный энцефалит. Болезнь давала о себе знать всю жизнь и сопровождалась глубокими обмороками с последующим сном. Николай Васильевич опасался, что во время одного из таких приступов его могут принять за умершего и похоронить. В последние годы жизни он был напуган настолько, что предпочитал не ложиться в кровать и спал сидя, чтобы сон был более чутким.

 

Однако в мае 1931 г., когда в Москве было уничтожено кладбище Данилова монастыря, на котором и был похоронен великий писатель, при эксгумации присутствующие с ужасом обнаружили, что череп Гоголя был повернут набок. Тем не менее, современные ученые опровергают основания у писателя летаргического сна.

 

У. Коллинз. Известный английский писатель и драматург также страдал от тафофобии. Как рассказывают близкие и друзья автора романа «Лунный камень», он испытывал муки настолько сильной формы, что еженощно оставлял на своём столике у кровати «предсмертную записку», в которой просил удостовериться в его смерти на 100% и только потом предать тело захоронению.

   

М.И. Цветаева. Перед своим самоубийством великая русская поэтесса оставила письмо с просьбой тщательно проверить, умерла ли она на самом деле. Ведь в последние годы тафофобия у неё сильно обострилась.

 

Всего Марина Ивановна оставила три предсмертные записки: одна из них предназначалась сыну, вторая – Асеевым, и третья – «эвакуированным», тем, кто её будет хоронить. Примечательно, что оригинал записки «эвакуированным» не сохранился – он был изъят милицией в качестве вещественного доказательства и затем утерян. Парадокс заключается в том, что именно в нём содержится просьба проверить, скончалась ли Цветаева и не находится ли она в летаргическом сне. Текст записки «эвакуированным» известен по списку, который разрешили сделать сыну.