Синдром Стендаля, или великая сила искусства


Марина Сарычева

Приходилось ли вам когда-либо испытывать на себе силу искусства? Выразительные образы на картинах, прекрасная музыка, виртуозное пение – вызывали ли они у вас восторг, резкий подъём настроения, смятение мыслей или внезапное желание совершить что-то прекрасное и возвышенное или, напротив, – ужасное и разрушительное? Если да – то вы, возможно, стали жертвой синдрома Стендаля.

  Этот синдром впервые был описан итальянским психиатром Грациэллой Магерини  в 1979 году и назван в честь великого французского классика.

 

  Подобно всем писателям, Стендаль был весьма восприимчивым человеком. 22 января 1817 года, посещая Флоренцию, он побывал в церкви Святого Креста, которая на то время была известна красивыми фресками Джотто. В ней также находились гробницы таких известных людей Италии, как Галилей, Микеланджело и Макиавелли.

 

  То, что увидел своими глазами писатель, произвело на него такое огромное эмоциональное потрясение, что, покинув стены церкви, он чуть не потерял сознание.

 

  После посещения Италии Стендаль на основе своего путевого дневника издал книгу «Рим, Неаполь и Флоренция». В ней он подробно описал необычные эмоции и ощущения, которые вызывали у него шедевры живописи в храмах Флоренции (поэтому синдром также называют флорентийским).

 

  «…Я был в каком-то экстазе от мысли, что я во Флоренции, так близко к великим людям, могилы которых я видел. Поглощенный рассматриванием возвышенной красоты, я достиг точки соприкосновения своих чувств с небесными ощущениями. Все вокруг словно говорило с моей душой. Мне показалось, что иссяк источник жизни. Я шел, боясь упасть».

 

  Стендаль записал в своем дневнике: «Я видел шедевры искусства, порожденные энергией страсти, после чего всё стало бессмысленным, маленьким, ограниченным, так, когда ветер страстей перестает надувать паруса, которые толкают вперед человеческую душу, тогда она становится лишенной страстей, а значит, пороков и добродетелей... Волнение мое было так велико, что граничило с благоговением. Религиозный сумрак этой церкви, ее простая деревянная крыша, ее незаконченный фасад — все это так много говорит в моей душе. Ах, если бы я мог забыть!..».