Борис Пильняк: «Мне выпала горькая слава»


Марина Сарычева

 

Борис Андреевич Пильняк (настоящая фамилия – Вогау) во всех отношениях  являлся интереснейшим представителем той эпохи и в то время был, пожалуй, самым читаемым писателем. Но его судьба сложилась таким образом, что, будучи неимоверно популярным и обласканным видными деятелями государства, объездившим страны Европы, Востока и Азии – он, тем не менее, был нещадно подвержен критике  и гонению у себя в стране.

  Будущий писатель появился на свет в семье ветеринарного врача, который был родом из обрусевших поволжских немцев. Мать мальчика была русской по национальности, дочерью купца из Саратова. Детство Бориса прошло в провинциальных городах России — Нижнем Новгороде, Коломне и Саратове. Он рос в окружении интеллигенции, через много лет эти впечатления отразились в его рассказах.

  Пробовать писать Борис начал уже в 9 лет. В 15 лет – в марте 1909 года – опубликовал свое первое сочинение, после чего всерьез задумался о карьере писателя. «Хочется начать в этом году выступать на литературном поприще – пора уж! Выйдет ли из меня писатель? Дай-то бог!» – записал он в начале 1911 года.

  В 1913 г. он закончил реальное училище в Нижнем Новгороде, еще через год поступил в Московский коммерческий институт (ныне – РЭУ им. Г.В. Плеханова) на экономическое отделение.

  Сам Пильняк считал началом своей литературной деятельности 1915 год, когда его произведения были опубликованы в «Ежемесячном журнале» В. С. Миролюбова, «Русской мысли», в «Жатве», «Сполохах»  уже под псевдонимом «Бор. Пильняк». В это время он проживал в Украине, в деревне Пильнянка, поэтому и решил взять такой псевдоним. Название деревни обозначает место лесных разработок, а словом «пильняк» местные жители называли друг друга.

  Вскоре он женился на земском враче Марии Алексеевне Соколовой – по его собственным словам, «женщине рассудительной (литературу – никакую – не признает), строгой (бранит меня и не особенно охотно позволяет ухаживать за всеми прочими женщинами, кроме нее) и правильной жизни». У них родились дочь Наталья и сын Андрей.

  После прихода к власти большевиков, Пильняк был «зачислен в «контрреволюцию»,  арестован, новый 1918 год встречал в тюрьме и чуть не попал под расстрел.

  Тогда же вышла его первая книга — сборник рассказов «С последним пароходом и др. рассказы». В дальнейшем сам он считал ее откровенно слабой, за исключением пары рассказов – «Смерть» и «Над врагом», которые включал практически во все издания сборников своих сочинений. Вскоре Пильняк стал председателем Всероссийского союза писателей.

  Впечатления революционных лет легли в основу второго сборника рассказов «Былье», которую сам автор определял как первую книгу в РСФСР о революции, а затем – первого романа «Голый год», принесшего ему мировую известность и выдвинувший писателя в первые ряды новой русской словесности.

  В 1922 году в числе первых официальных представителей советской литературы Пильняк выехал за границу – сперва в Ревель (Эстония), а затем в Германию. На него возлагалась миссия представлять на Западе пролетарских писателей, которые смогли «сформироваться в революции». Поездка была удачной, его благосклонно приняли представители «русской Германии», в том числе Белый и Ремизов, которые считаются его литературными учителями. У Ремизова же в Берлине он и жил, общался с писателями в эмиграции, убеждая их вернуться, устраивал в журналы и издательства рукописи свои и товарищей. Считается, что приезд в Берлин Пильняка сыграл решающую роль в возвращении в Россию А.Толстого, И.Соколова-Микитова, а позже и Г.Алексеева.

  В следующем году Пильняк вместе с писателем Н. Никитиным совершил поездку в Англию. К этому времени семейная жизнь писателя дала трещину – у него появилась другая любовь, артистка Малого театра Ольга Сергеевна Щербиновская. Он ушел из семьи и переехал из Коломны в Москву, где продолжал писать.

  Творчество Пильняка неоднократно подвергалось критике, как за новаторские формы, так и за политическую позицию – его критиковали за идеологические ошибки, формализм, эротику, мистику, не подобающие пролетарскому писателю. Революция в его произведениях представлялась стихией, бессознательным мужицким бунтом, выросшим не из классовой борьбы и учения Маркса, а из извечного русского бунтарства. В 1924 году Пильняка публично раскритиковал Сталин в своих лекциях «Об основах ленинизма», вышедших огромным тиражом.

  Несмотря на постоянную критику, Пильняк являлся одним из самых издаваемых в Советском Союзе писателей. В последующие годы вышли его романы: «Машины и волки» (1925), «Волга впадает в Каспийское море» (1930), «О’кей! Американский роман» (1931);  повести «Метель» (1921), «Иван-да-Марья» (1921), «Третья столица» (1922), «Мать сыра-земля» (1924), «Иван Москва» (1927) и другие. В 1929 году издается его собрание сочинений в шести томах, годом позже – сборник из восьми томов. В свет вышли «Корни солнца Японии», «Заволочье», «Рассказы с Востока», «Расплесканное время», «Очередные повести», «Повесть Китая». Часть из них были написаны на основании впечатлений, полученных в ходе поездок по СССР и другим странам. С 1922 по 1934 годы Пильняк побывал в США, Японии, Китае, Монголии, Палестине, Скандинавии, Турции и Греции.

  В 1926 году Пильняк написал «Повесть непогашенной луны» — на основании гулявших в народе слухов о причастности Сталина к смерти председателя Реввоенсовета и наркома по военным и морским делам Михаила Фрунзе. Нарком умер в конце октября 1925 года после операции язвы желудка – по официальному заключению, от общего заражения крови.  Жена Фрунзе через год после смерти мужа покончила с собой. По Москве поползли слухи, что Фрунзе намеренно «зарезали» по настоянию Сталина, желавшего видеть на посту наркома своего друга Клима Ворошилова.

  На основании этих упорных слухов и была написана «Повесть непогашенной луны». «Борис Пильняк в своей книге «Повесть о непогашенной луне» — с едким подзаголовком «Смерть командарма» — прямо указал пальцем на Сталина», – писал об этой книге помощник Сталина Борис Бажанов.

  На прилавках книга пролежала всего дня два, тираж был сразу же конфискован. Считается, что именно эта повесть и стала причиной ареста и расстрела писателя.

  В 1929 году были опубликованы две повести писателя – «Штосс в жизнь» и «Красное дерево». Последнее произведение вызвало скандал, за которым незамедлительно последовала травля автора. При этом повесть была легально передана берлинскому русскому издательству.

  «Литературная газета» 2 сентября 1929 года вышла с шапкой на первой странице: «Против буржуазных трибунов под маской советского писателя. Против переклички с белой эмиграцией» и подзаголовком: «Советские писатели должны определить свое отношение к антиобщественному поступку Б.Пильняка».

  За это произведение его отстранили от руководства Всероссийским союзом писателей. Журнал «Красная новь», до этого публиковавший произведение «Заволочье», отказывает Пильняку по идейным соображениям.

  В 1930 г. выходит роман «Волга впадает в Каспийское море», в котором автор изучает «новую русскую культуру», её появление и особенности. Власти снова начинают травлю талантливого писателя, не воспринимая его точку зрения.

  Кампания против него, начавшись в сентябре 1929 года, закончилась лишь в апреле 1931 года, несмотря на протесты А. Ахматовой и Б.Пастернака, на выступления М. Горького в защиту писателя. Оставаясь верным своим принципам и взглядам на роль писателя в отображении современности, Пильняк упорно продолжал работать. За оставшиеся 7 лет жизни он написал книги «О’кэй», «Камни и корни», «Созревание Плодов», «Рождение человека», «Избранные рассказы».

  В начале 1934 года прозаик в третий раз женился, его избранницей стала студентка ВГИКА Кира Георгиевна Андроникашвили. (Интересный факт – много лет спустя их сын  Борис Андроникашвили, сценарист и историк, стал  мужем  Людмилы Гурченко и отцом ее единственной дочери Марии).

  В это же время пресса начинает травить Пильняка, считая предателем и буржуазным писателем. Все более угрожающе сжималось жизненное пространство вокруг непокорного литератора, его произведения перестали печатать.

  «Мне выпала горькая слава быть человеком, который идет на рожон. И еще горькая слава мне выпала – долг мой – быть русским писателем и быть честным с собой и Россией» – говорил писатель.

  В октябре 1937 года последовал арест. А 21 апреля 1938 года по ложному обвинению Борис Пильняк был осужден Военной коллегией Верховного суда СССР в шпионаже в пользу Японии и приговорен к расстрелу, который привели в исполнение в тот же день в Москве.

  После этого имя и творчество Бориса Пильняка на десятилетия оказались вычеркнутыми из истории русской литературы. Лишь после смерти Сталина, в 1956 году, писатель был  реабилитирован. В 1964 журнал «Москва» опубликовал главы из последнего романа Пильняка «Соляной амбар».

  В центре внимания оказалась его знаменитая «Повесть непогашенной луны», публикация которой принесла в свое время автору столько горестей и, возможно, предопределила его трагическую судьбу. Эта книга вписалась в политическую конъюнктуру перестройки, и именно с ней ассоциировалось имя Б. Пильняка.

 

Все это разгадаешь ты один…

Когда бессонный мрак вокруг клокочет,

Тот солнечный, тот ландышевый клин

Врывается во тьму декабрьской ночи.

И по тропинке я к тебе иду,

И ты смеешься беззаботным смехом,

Но хвойный лес и камыши в пруду

Ответствуют каким-то странным эхом…

О, если этим мертвого бужу,

Прости меня, я не могу иначе:

Я о тебе, как о своем, тужу,

И каждому завидую, кто плачет,

Кто может плакать в этот страшный час

О тех, кто там лежит на дне оврага…

Но выкипела, не дойдя до глаз,

Глаза мои не освежила влага.

(Анна Ахматова « Памяти Бориса Пильняка»)