СИНДРОМ КАНДИНСКОГО

Эмма  МАМИНЕВА                   детектив


ПОВЕСТЬ О СТРАННЫХ ПРОИСШЕСТВИЯХ В ЖИЗНИ МАТЕРИ СТРАННОГО РЕБЕНКА


Глава первая

Будильник зазвонил в 6 утра. Не открывая глаз, борясь с дремотой (вот оно, полуночное бдение!) я вспомнила, что меня зовут Бэла, что  лежу я на огромной супружеской диван - кровати в своей трехкомнатной квартире на седьмом этаже, зимой,  26 января. Мой муж уже четыре месяца находится, как официально говорится, в длительной спецкомандировке  в Косово...Так что,  вести детей, которых у меня двое, одну в школу , второго на  массаж в поликлинику  я должна сама. Но самое главное, что мне нужно  обязательно  вспомнить, это то, что  вчера за окном   было 28 градусов мороза, поэтому дочка  в школу не ходила. Я завела будильник в такую рань для того,  чтобы прошлепать на  кухню, включить радио, которое у нас всегда выключено за ненадобностью,   и выяснить, что творится за окном сегодня? Я  делаю так с тех пор, как в прошлом году, в декабре, отправила, как ни в чем не бывало свою  третьеклассницу Златку  на уроки. Она, бедняжка, долго стучалась в двери школы , которые ей никто не открывал, промерзла и заболела... Мне до сих пор непонятно:  учителя что, тоже не приходят в школу из-за морозов? По-моему, они должны присутствовать в учительской в любую погоду!

 Кстати, и сын, шестилетний  Антошка, вчера свой массаж  пропустил, так как я  решила носа на улицу  не высовывать. Ужасно не люблю мерзнуть! Слава Богу, квартира у нас теплая. На нижних этажах замерзают, а наверху просто благодать! Тем более, что днем мороз не ослабел, а наоборот, достиг 35, что, впрочем, не редкость для Ульяновска...

 Никогда не забуду, как , узнав о  распределении,  я обалдело спросила мужа: -Где это -  Симбирск - родина Ленина, это же где-то в Сибири!

 Моя мама тоже пришла в ужас и посоветовала отказаться от этого города.

 -Можно выбрать и Владивосток, - сообщил муж.

-Правда?!- обрадовалась я , - Я  же там родилась! Интересно было бы посмотреть!

Моя мама завершила свою юность именно в этом городе, куда после окончания мединститута ее забросило распределение! Там она обзавелась мужем, моим отцом,  но не прожив и трех лет в суровом дальневосточном крае, убежала вместе со мной на свою родину, в небольшой , солнечный городок с мягким теплым климатом под смешным названием Конотоп, недалеко от Киева. Да там и осталась. Отец мой обещал приехать к нам на постоянное жительство лет пять подряд, да так и не собрался. Это не удивительно, ведь  он был журналистом, русскоязычным, а в Конотопе выходила  всего  лишь одна газета, да и та на украинском языке.

 Развелись родители заочно, но память о Владивостоке, видимо, осталась  у мамуси недобрая.  

-Нет, только не туда, там климат вообще гиблый! – воскликнула мама и покорно побрела на вещевой рынок в поисках валенок, самой необходимой, по ее мнению, для нас обуви в «Сибири». Так я и приехала в Симбирск -Ульяновск, который оказался городом на средней Волге,  в дорогой дубленке из «Березки» ( были тогда такие  благодатные магазины, где приехавшие из заграничных командировок покупали вещи на специальные деньги - «чеки»), в роскошной песцовой шапке и  … в валенках... Моя обувка оказалось, как нельзя кстати. Уже в конце ноября здесь стояли суровые морозы, и все местное население  ходило в такой же милой стародавней обуви...

Холодно здесь оказалось не только в ноябре, но и во все последующие месяцы. Включая апрель, в котором  всегда выпадал снег. Разница есть только во времени : иногда в начале апреля, часто в конце, а то и  на  майские праздники...

Лето здесь тоже не радует теплом. Если и выдастся неделя – другая нестерпимой  жары в июне- июле, то я  лично  не успеваю согреться. Так что, теплая квартира со времени прибытия в Ульяновск - мое самое любимое место пребывания.

Как-то так случилось, что сразу же после окончания учебы нас с мужем на 2 года  отправили в жаркую Африку. Оттуда мы  прибыли в  Ульяновск. В тот же год, осенью, не вкусив всех «прелестей»  морозов,  я ушла в  первый декрет на полтора года. Потом была вынуждена уволиться, маленькую дочку не с кем было оставить (тогда не давали декрет до трех лет).  А там и второй декрет случился, в течение которого мы опять умудрились съездить в очередную  заграницу... Причем мы специализируемся только по жарким странам – Африка, Азия, ведь мой  муж Андрей – знаток английского и таких редких языков, как  суахили, арабский  и лаосский. Он  - военный переводчик, майор, как он сам иронично говорит о себе «белая кость». Благодаря его прекрасным познаниям в редких языках мы уже побывали в африканской Танзании,  Египте, Израиле, Ливане, Сирии. От Лаоса муж отказывался дважды, очень не любит этот язык. И вправду, помню, во время студенчества я попросту выходила из комнаты, когда он готовился к экзамену по лаосскому – такой квакающий язык, такой резко-отрывистый, уж пусть извинят меня лаосцы. Он , как и китайский, интонационный, значение слов изменяется от интонации... Специалистов по этому языку у нас немного, мужу предлагали остаться в военной академии на кафедре иностранных языков, нет, ни в какую!  Так что , теперь в Косово в  миссию ООН, муж уехал со своим самым любимым языком, которым превосходно владеет – английским, правда,  уехал  без семьи, всего на один год .

В военной поликлинике, где супруг проходил комиссию на предмет годности для поездки, на него уже смотрели косо. Виданное ли дело, из-за границ «не вылазит» ! Одна врач так и сказала Андрею : здоровье потеряете! На что он вполне резонно возразил, что и дома его тоже можно , ох,  как потерять. В результате этого разговора доктор нашла у мужа повышенное давление и  написала, что он не справился с нагрузками на велотренажере. Короче, испортила ему обходной лист. Он сначала расстроился, потом разозлился и пошел к начальнику отдела кадров , « доложил обстановку». Как военный переводчик,  муж  прикомандирован к Москве, оттуда шлют запросы на оставшихся где-то на периферии переводчиков. В самой Москве их днем с огнем не сыщешь - ушли из армии во всевозможные фирмы и живут припеваючи! Тем более, что командировка предстояла в место, где шли военные действия! Правда, наших отправляют  под эгидой ООН, но все равно пуля и бомба не разбирают, где свой, где чужой...

 Одним словом, среди москвичей желающих не нашлось, вот Ульяновск и «забомбили» телеграммами, сроки поджимали. А тут какой-то велотренажер. Короче, выдал кадровик моему мужу новый обходной лист и оправил его заново проходить комиссию уже не в поликлинике, а в военном  госпитале, созвонившись предварительно и дав указания  не мешать отправке , курируемой  Москвой!

Так мой Андрей  в октябре и улетел в нежаркую, но теплую Югославию. Сначала я была в панике ,ведь  там бомбят и стреляют! Из-за каких-то денег рисковать собой! Но после того, как в том же месяце, в семь часов вечера, группа подростков растерзала  офицера из соседнего дома  из-за наручных часов и полупустого кошелька, я стала рассуждать иначе. От судьбы не уйдешь... Вернее, страшную судьбу можно найти и на наших криминальных улицах  в лице  полубезумных отморозков. Вот если бы наши правоохранительные органы «нечаянно» выпускали из своих  рук перед зданием суда убийц, насильников, продавцов наркотиков на суд обезумевших родственников, а потом  служители фемиды оправдывали тех, кто отомстил за отца, дочь, умершего от передозировки ребенка, тогда  и криминала стало бы меньше, это я точно говорю! А так, никто ничего не боится!

  Господи, как всегда, задумалась, отвлеклась, а  на часах уже полседьмого!  Опоздала к прогнозу  погоды, который передают в 6.15! Ладно, сейчас позвоню в школу, спрошу  у сторожа или кто там еще, есть ли сегодня занятия.

- Начальная школа не учится, - бодро сообщил  старушечий голос. -Только старшеклассники!

 Так. Дочь пусть спит. А сынулю нужно поднимать. Я прокралась  в зал, включила магнитофон погромче... Пусть его разбудят звуки музыки... Потом  налила в стакан сок, приготовила пригоршню разных таблеток, которыми нужно пичкать моего мальчика  за полчаса до еды,  и приблизилась к Антошиной  спальне. Он уже «блымал» глазами.

 -Мамочку побить! – сердито сказал мой сын.

 Так, проснулся не в настроении. Я села на краешек кровати и как можно нежнее сказала :

-Не любишь маму, побей!

            Сын искривил  пухлые губки :

-Мамочку люблю!

            Он протянул ко мне руки и крепко обнял за шею. Потом расцеловал в обе щеки  и послушно сглотнул таблетки.

Мои дети никогда не отказывались от лекарств. Всегда при моем приближении с чашкой послушно открывали рты . Подружки завидовали ужасно! Нашли чему завидовать! Дело в том, что сын у меня, оказался больным ребенком. Никак не могу оправиться от этого известия. Это с дочкой у меня были проблемы – трудные роды, такие, что пугали щипцами,  и я видела, как акушерка надевала резиновый фартук! От страха, видно,  я и родила.

Никогда не забуду, как это происходило. Было дико больно, я просто охрипла от крика. Женщины: акушерки, санитарки, врач, особого внимания мне не уделяли... Единственный, кто пожалел меня, смочил  какую-тот марлечку и протер мое воспаленное лицо,  был мужчина анестезиолог...

-Ласточка,- ласково сказал он, - постарайся сама родить. Если будем тянуть – покалечим ребенка...

 Родила –то я  в конце-концов сама, но Златка от такого стресса получилась  нервная. Нам рекомендовали сразу после роддома посетить невропатолога. Потом последовало лечение: массаж от повышенного тонуса, успокоительные микстуры, уколы, и все равно ребенок был беспокойный, кричал по ночам, требовал постоянного внимания. Правда, такая возбудимость привела к раннему развитию. Помню, как в шесть с половиной месяцев  на приме у педиатра я похвасталась: «Дочка уже разговаривает!». На что пожилая опытная врач усмехнулась: « Ладно вам» . В этот момент Злата встала на четвереньки, потянулась к моей груди и требовательно сказала : «Сися ам-ам!». Врач едва не упала в обморок. Потом решительно записала в  медицинскую карточку. «Ускоренное развитие – ни в коем случае не форсировать!» В общем, напугала меня последствиями нервной перегрузки . Но дочь форсировала себя сама.

 Помню, веду ее из детсада в два с половиной года – болтает как взрослая. Прекрасно развитая речь. А я ее и спрашиваю:

-Ты зачем напрудила в колготки?

-Захотела,   - отвечала дочура,  – и потом в туалете дырки страшные, я боюсь!

 В их группе никто из детей еще нормально говорить не умел и , соответственно, пожаловаться родителям на ужасы туалета не мог...Кроме моей  акселератки.   Я пошла, посмотрела на туалетную комнату.  И вправду – вместо унитазов – дырки в полу. Горшки же все были кошмарно переполнены! Не удивительно, что моя брезгливая дочь каждый вечер оказывается в мокрых колготках.  А ведь на улице был уже холодный октябрь! Как тут не заболеть?!

-В общем, так, -  велела я  однажды утром, - если в туалете будет по-прежнему  грязно,  пруди прямо на пол перед нянечкой, но колготки обязательно  снимай!

 Так она и сделала несколько раз, судя по  жалобам воспитательницы.  Я встала на защиту дочери , и вскоре  для нее стали находить чистый горшок, проблема с естественными потребностями сразу разрешилась.

 В три года Златка проявила интерес к буквам, я купила ей магнитную азбуку, на будущее, но любопытная дочура не на шутку заинтересовалась  смешными буквами, прилипающими  к пластмассовой  доске... Помню, все время прибегала ко мне на кухню с очередной буковкой – это какая? Через некоторое время мы обнаружили, что Златка  знает весь алфавит! Правда,  я не имела представления, как научить ее читать. Так  она и «быкала» до пяти лет, пока подруга, у которой дочь первоклассница не открыла мне глаза   нужно просто-напросто распевать слоги: « б-а – ба... к-в-а - ква..» . Сразу научилась читать!

 В общем, с развитием дочери я проблем не знала. Наоборот. Ее вопросы ставили меня в тупик, да так, что я вынуждена была идти в читальный зал и готовить для нее настоящие  рефераты. Например, мне пришлось  искать ответ на вопрос, почему божьи коровки образуют осенью такие  огромные кучи. Где насекомые прячутся зимой, умирают или спят, и так далее. В то время еще не было столько красочных книжек для развития ребенка, да и об Интернете я не имела тогда понятия. ...  Понимаю, что далеко не все родители так относятся к своим детям, но у меня никогда не было ощущения,  что мой ребенок – это просто  забавная игрушка. Сразу после рождения Златка дала понять, что она полноценная самостоятельная личность. Из пеленок она вывертывалась с постоянным упорством. В конце концов, руки мы ей пеленать перестали. Это и послужило, по словам моей бабушки, тогда она еще была жива, отвратительной вредности девчонки. «Всю жизнь детей пеленали, - советовала баба Галя, - до года!  Сшивали большие простыни и туго-туго!» « Это же вредно для позвоночника!»- возражала я. « Ничего не вредно, смотри, ручки у нее дрожат, она ими сама себя  будит и пугает, потому и «голосит»! Но кто из молодых прислушивается к советам стариков? К тому же тогда было в  моде японское воспитание - ничего не запрещать.  Только почему-то из  японцев, благодаря этому воспитанию вырастают мягкие, послушные взрослые японцы, а у нас – все равно – свои,  русские... Так что, Златка наша запретов не знала , что в общем-то влияло на развитие ее интеллекта. Единственное, что не позволило нам отдать дочь в школу в шесть лет, это ее порывистость , неусидчивость и невнимательность. Правда, и через год эти досадные помехи остались. Да и сегодня она считает, решает задачи и читает лучше всех. Учительница постоянно подчеркивает, что у дочки прекрасная память, высокий интеллект, но  старательности , усидчивости нет никакой! И пишет как курица лапой... Выезжает на способностях... Этого хватает для начальной школы, но что ждет ее  в старших классах, когда нужно будет  буквально все зазубривать? Честно скажу, пока об этом не печалюсь. Слава Богу, что дочка хотя бы  не дура  и учится в нормальной школе.   Вот сын беспокоит меня очень серьезно.


С ним все было иначе. И роды прошли  нормально, без боли и осложнений. И выписали с медкартой,  в которой  его состояние оценили в 8 балов, да и то только из-за того, что вес был больше 4 кг – 4,1 ! Так объяснила врач, а вообще « на удивление здоровенький ребенок!» Антошка родился беленький- беленький, как ангелочек. И волосы белые,  и кожа. На него сбежался посмотреть весь медперсонал - такой необычный ребенок. Дома я заметила, что шейку он держит плохо.. И педиатр, которая навещала нас еженедельно со мной согласилась, направила к невропатологу.. .Вот,  красуются от одного, другого, третьего  врача записи в карточке – «здоров, здоров, можно делать прививки». Я и не подозревала до того, как ему исполнилось 5 лет, что у него что-то не в порядке. Всегда  был любознательным ребенком, а уж послушный... Как по заказу! У нас, когда он родился, была однокомнатная квартира. И в ожидании Антоши я с ужасом  думала, как же дочка - то будет ночью спать, если ребенок начнет кричать? Я  просила в мыслях Высшие силы: «Господи, пошли мне ребенка, как в кино показывают, чтоб сам шел спать,  в отличие от дочки,  которая мучила нас с засыпанием до 5-ти лет по 2-3 часа. Чтоб ночью спал крепко и не плакал!» Вы не поверите! Ровно в 9 вечера  мой сынуля брал меня за руку, вел к своей кроватке и показывал пальцем на подушку. Я укладывала его,  и он засыпал до 6-ти утра.  Просыпался только от голода. Я кормила его и он снова засыпал , до 9-10! Ну не радость ли? И днем я укладывала его на 2-3 часа вполне спокойно. Все магазины могла обойти за это время. В общем, намучившись с первым ребенком, я отдыхала на втором. Одно печалило. Антоша никак не  начинал говорить. Уже и три года исполнилось, и к четырем подошло. По совету бросилась по психологам – невропатологам. К психиатру никто не направлял, а самой как-то  в голову не приходило.  Моя мама,  врач, всегда говорила, что нарушения психики у детей проявляются замкнутостью, заторможенностью. А наш - то был веселый, активный ребенок! Отдали в детский сад. Проходил почти три года, промолчал. До сих пор удивляюсь, ну пусть я дура, молодая, неопытная, но ведь там работали профессионалы, неужели трудно было сказать мне честно, что с ребенком не все в порядке? Ведь наверняка за глаза обсуждали ребенка, помню, воспитательница из Златкиной группы мне однажды укоризненно сказала:

-         Зря вы Антошину воспитательницу домой на машине возите, подарки дарите!

-         Почему? – удивилась я.

-         Нехорошо она о вашем сыне отзывается.

Мне нет, чтобы задуматься, я просто обиделась. А ведь, как я потом обнаружила, запись о том, что у сына задержка психоречевого развития была сделана в медкарте Антошки еще в 3 с половиной года, детсадовским педиатром!

    Лишь в пять с половиной лет , когда формировалась подготовительная группа, моего сына направили на медкомиссию  для распределения в специализированный логопедический детсад. Я была шокирована. Хотя чего было ожидать? Несмотря на уверения невропатологов и психологов, к которым я регулярно обращалась после каждого Антошкиного дня рождения с жалобами на молчание – он так и не начинал говорить! А меня уверяли в один голос : заговорит, так бывает, он накапливает слова. Тесты на развитие интеллекта- то он проходил... И вот, впервые,  при прохождении комиссии в логопедический сад, мы очутились  на приеме у  детского  психиатра.

Помню, вошли мы с сыном в кабинет. Он, по обыкновению, увидев игрушки, бросился к столику, на котором  они стояли. Естественно, ни здравствуйте, ни пожалуйста, говорю же, не умел он разговаривать! Пожилая женщина с ярко - красными волосами внимательно проводила его взглядом. И шепотом спросила у меня: «Шизофрении в роду нет?» Я обалдела и сама, словно впервые,  внимательно посмотрела на своего сына ...Он, не обращая на нас внимания,  брал и рассматривал игрушки...

-Да... -  протянула врач. - Не садиковый он у вас...

-Как это не садиковый ?-  удивилась я, - да мы три года проходили в садик!

- Неужели ? -  удивилась она.-  А зачем пришли?

-  Так не говорит он,- стала  объяснять я,- оформляемся в логопедический детсад. Вот карточка, всегда писали, что он здоров.

   Врач взяла Антошкину карточку и начала медленно изучать, изредка поглядывая на мальчика испытывающим взглядом. Но поговорить толком мы не смогли. Сын мой повел себя просто ужасно. Никогда такого  с ним раньше не было. Отказывался подойти к врачу , носился по кабинету. Открывал и закрывал шкафы, не реагировал на вопросы, в общем, ужас!

-Да...-. протянула врач,-  Непростой случай. Протестировать я его не могу. Нужно сначала успокоить. Будем думать. В  сад , разумеется, вам нельзя. Там серьезные занятия, он не потянет.

            Доктор  выписала нам направления на исследования головного мозга, рецепты на успокоительные микстуры и таблетки. Я, ошеломленная и подавленная,  медленно вышла с сыном на  улицу. Никогда не забуду тех своих  мыслей  и ощущений.  Антон шел рядом и крепко  держал меня за руку, а я искоса поглядывала на него, ощущая страх и какую - то … брезгливость... « Неужели мой сын ненормальный? Господи, что же я буду с ним делать?!» Слезы навернулись на глаза. «Ну, за что мне такое, почему? А ведь он был всегда такой хороший ребенок, добрый, ласковый...» Сын остановился и внимательно посмотрел на меня: «Мамочка...- испуганно протянул он. – Мамочка....» И заплакал. Я увидела испуг  в его глазах. Он потянулся ко мне руками, словно чувствуя,  как из моего сердца ускользает любовь к нему ... И  словно стараясь удержать ее, обнял меня  и крепко прижался стриженой макушкой к моему животу. « Мамочку люблю, люблю..» Я обняла его и поцеловала. Нет, никогда не поверю в то, что мой сын ненормальный! Я сделаю все, чтобы научить его говорить!

 Через пару недель, напившись волокардина ,  я снова пошла в психиатрический диспансер. Сначала украдкой заглянула в кабинет. На этот раз красноволосой не было. Прием вел мужчина. Он весело протянул Антоше руку и сказал :

-         Привет!

-         Привет ,  - удивленно откликнулся мой сын, тоже протягивая руку.

-         О, да он у вас левша! –воскликнул врач.

- А я и не замечала. Совала сыну в руку карандаши, а он отталкивал.

-         Правильно, вы ему, видимо,  в правую руку давали,  он и пугался. Ну-ка,  бери, раскладывай картинки... Какой зверек что ест?

 На мое удивление, сын правильно положил перед белкой орешки, перед кошкой миску с молоком... Справился он и с пирамидками,  но при этом успел обследовать кабинет доктора, заглянуть в шкаф и поиграть с какими-то металлическими вещицами у врача на столе...

- Да,-  усмехнулся психиатр. -  Подвижный он у вас очень, живой. Гипердинамический синдром  наличествует. Сколько ему? Пять с  половиной? Как раз самый возраст, когда этот синдром  проявляется в полную силу.  Да и своеобразие некоторое  есть в речи, которое настораживает. В контакт  вступает, это хорошо..пока трудно что-то сказать. Нужно наблюдать в динамике. Если что-то плохое – будет ухудшение. Если легкая вещь- появится прогресс. Попробуйте, походите в детский сад. Интеллект в норме, развивайте!

И он отдал мне обходной лист, в котором было написано «ЗПР легкая, вторично обусловленная». Я поняла, что это не так уже смертельно. И, радостная, повела сына оформляться в детский сад. Но оказалось, что попасть туда очень непросто. Очереди нужно было ждать 2-3 года... Вот это да! Ну почему никто из невропатологов, слыша мои жалобы на то, что ребенок не разговаривает,  не посоветовал мне обратиться к логопеду? Я давно поставила бы Антошку  на очередь? А теперь нам осталось до школы два года ... Когда еще  очередь –то дойдет.

-Не расстраивайтесь, - успокоила заведующая, - Мы решаем вопрос о дополнительной подготовительной группе. Подождите немного.

 Вот мы и ждем уже второй месяц. Я вожу Антошку на успокаивающий массаж после которого мальчишка почему-то возбуждается... Да еще , окрыленная словами доктора о том, что интеллект у Антошки в порядке, я попыталась найти  частного логопеда.

 Такой специалист  нашелся. Рядом с нашим прежним садиком находился специализированный детский сад  для детей с нарушением интеллекта, то есть для дебильных. Знакомая сказала мне, что там работает очень неплохой логопед- дефектолог Таисья Егоровна. К ней мы и направились.

Таисья Егоровна начала с того, что сунула сыну  пирамидку: «Собирай.»  Хоть он уже не раз справлялся с таким заданием, на этот раз почему –то сложил кружочки не по  возрастанию, а как попало.

-О...- протянула специалист. - Неужели наш контингент? Оставьте –ка нас вдвоем, будем устанавливать контакт.

 Я ушла на полчаса.  Вернувшись, уже на первом этаже услышала рев Антошки. Что есть мочи я припустила на второй этаж в кабинет Таисьи Егоровны. Сын  сидел в углу, видимо, подальше спрятавшись от логопеда, и  громко рыдал прямо с какими –то завываниями... Увидев меня, радостно бросился навстречу. Уж не подумал ли он, что я оставила его навсегда с этой страшной старой теткой?! Я только сейчас заметила, какая уродливая у нее внешность:  седые, растрепанные волосы,  бородавка на носу,  разные по размеру блеклые глаза..

-Плохо, деточка, - сообщила  женщина, - в контакт не вступает. Не обучаемый. Мой вам совет, определите его в специализированный интернат, под Ульяновском есть такой , там таких детей содержат. Вы  с ним не сможете, дальше будет хуже!

 От неожиданности  я села.

-Никогда не осуждайте тех родителей, которые отказываются от умственно отсталых детей, - подняла она палец вверх.-  С ними может справиться только специалист. Нужны специальные программы и методики. А родители - то воспринимают ребенка как  нормального...

- Не может быть, что все так серьезно, -  наконец выговорила  я, - ведь  психиатр Петров  разрешил нам посещать нормальный логопедический сад, просто там пока нет мест!

-Петров?- удивленно переспросила логопед. – Это самый лучший специалист в нашем городе. Он не мог так ошибиться. Может, просто пожалел вас, душечка? Не хотел расстраивать ? Поверьте моему опыту..

Но я уже не была способна слушать о ее опыте, ведь речь шла о моем ребенке! 

Теми же ногами, волоча за собой сына, размазывая по лицу слезы с тушью для ресниц, я помчалась в психодиспансер к Петрову. Истерично рыдая , сильно перепугав Антошку, я выложила доктору мнение «специалиста».

-Ну и что? – пожал плечами Петров. - Мало ли что она вам сказала. Она что – специалист? Мозг – это такая штука. Ничто нельзя предугадать. Все покажет подростковый период, именно тогда все обостряется или наоборот проходит бесследно. Отчего вдруг нормальные, здоровые  подростки вдруг становятся шизофрениками? У кого-то начинаются эпилептические припадки...Я же вам сказал, что будем наблюдать в динамике. Пока  не вижу оснований для расстройства. Кое-что настораживает. И только. Приходите через три месяца. Расскажете, как будут продвигаться дела. Занимайтесь, я так  понял, что вы вообще не занимались развитием сына. Он не знает ни цветов, ни оттенков, а это признак умственной недостаточности в почти шесть-то лет! Но вы же его и не учили!  Я показал ему  10 цветных карандашей, назвал цвета и оттенки. И он тут же запомнил их все. Очень хороший признак. Память вашего сына совершенно не загружена знаниями, но готова их воспринимать. Успокойтесь, работа вам предстоит долгая , трудная,  вам нужны силы о,  поверьте теперь моему опыту.

 Кстати, в том логопедическом саду, куда вы оформились,  работает логопед Ирина Антоновна. Я к ней часто посылаю мамаш с проблемными детьми, она не возражает. Так вот, у нее сильно покалечили сына в родах. Не ходил, не говорил, а было это 25 лет назад, когда и в помине не было тех лекарственных средств, которые есть сегодня. Сыну ставили диагноз  умственная отсталость, необучаемость, речи там совсем не было. Мать посвятила себя сыну ,  занималась им 25 лет! Не дай вам Бог такого испытания.  А сегодня он закончил уже два института. Конечно, внешне видна органическая патология нервной системы – кособокий, маленького  роста, заикается. Но интеллект высокий – сегодня ее сын работает с компьютерами, хорошо зарабатывает... Вы сходите  к Ирине Антоновне, она с вами поговорит.

А вообще, терпения вам,  - Иван Егорович неожиданно пожал мне руку.-  Все зависит от вас. И от Бога, конечно, если верите в него.

Верить – то я верю, да вот Он, кажется, совсем не любит меня...За что такое испытание? И что самое обидное, за 15 лет  брака я не сделала ни одного аборта – боялась греха...

Мои мысли прервал телефонный звонок.

-Бэла Аркадьевна? Это заведующая детсадом  беспокоит. Хочу вас обрадовать. Мы решили сформировать дополнительную группу с 1 февраля, вас включили в список. Можете сегодня приходить, узнаете  все правила, да и сына тоже приводите, пусть привыкнет немного.

Господи, слава Богу! Повезло вам, Бэла Аркадьевна, наконец-то вашим сыном начнут заниматься! Плевать на мороз! Сейчас выдвинемся.

Пока  я размышляла о жизни и разговаривала по телефону, убирая  при этом постель и занимаясь завтраком , мой сын уже оделся и направился в ванную.

Завтрак я готовлю отдельно для дочери и для сына, у них разные пристрастия в еде. Сама я по утрам пью только растворимый «Нескафе», но обязательно с корицей. Такой напиток меня научила готовить соседка-арабка в Сирии, где мы жили с мужем  четыре года назад. На Востоке  вообще обожают корицу и  заправляют ею все сладости. Считается, что она благоприятно влияет на обменные процессы в организме и уменьшает количество сахара в крови. Если у вас преддиабетическое состояние – попробуйте во все напитки добавлять корицу - чуть-чуть , на краешке ножа, сами удивитесь, сдав анализ крови,  значительному снижению сахара...

Так, мой сын  уже самостоятельно почистил зубы и умылся. Делает это он основательно , с удовольствием. Как сказал психиатр-это очень хороший признак. Видимо, теперь каждую минуту я буду анализировать поступки моего сына и постоянно заглядывать в приобретенные недавно дико дорогущие учебники: «Психиатрия детского возраста»,  «Шизофрения», «Органическое поражение головного мозга»... Почему, вы думаете,  я вчера не спала далеко за полночь? Читала все эти умные книжки и почти все признаки заболеваний находила у своего сына. Одна утешало, если у него  простое  органическое поражение – со временем оно может сгладиться, а вот если первичными являются психические нарушения., это уже страшнее... Какое страшное слово  «шизофрения». Но,  что самое характерное, некоторые признаки этой болезни я нашла не у сына, а у  себя.

Например, в книге написано, что больные в основном стереотипны в своих действиях, например,  если посмотрели налево - обязательно должны посмотреть и направо, ну просто  точно я в юности. И этажи обязательно считала, и поворачивала голову сначала налево, потом направо, чтобы « не обидно было»…  телу. А самое главное, лет в 14 по ночам я не могла заснуть , потому что боялась  своей собственной матери. Мне казалось, что она подкрадывается ко мне с топором, почему-то именно с  этим орудием, до сих пор боюсь его вида,  и хочет меня зарубить. Я лежала и тряслась от страха, уговаривала себя, что настанет утро, и все пройдет...Со временем,  куда-то исчезли эти страхи...

В одной из мудреных книг, которые я прочитала за то время, что моему сыну поставили диагноз ЗПР,  я узнала,  что плохой прогноз детской шизофрении сильно преувеличен. Как порадовали меня эти слова!  Оказывается, автор, опираясь на  всевозможные источники, доказывает, что в детском и подростковом возрасте очень часто бывали шизофрении, которые не приводили к распаду личности и регрессу, а непонятно куда исчезали... Господи, ну почему прилипла ко мне эта мысль о такой страшной болезни? Ведь никто ее и не предположил еще, а я уже схожу с ума!

Сынишка сидел за столом в кухне. Я поставила перед ним любимое блюдо – яичницу с рожками. Он начал деловито сдабривать все сладким кетчупом.

Вот  с едой у него проблема. И это признак плохой. Сын не любит ничего мясного, молочного, белый йогурт вызывает у него чуть ли не рвоту, а слово салат, что подразумевает под собой майонез,  приводит нашего мальчишку в жуткий страх. Он убегает в свою комнату и закрывается на задвижку, которую, кстати, сам и приделал. Руки у него умелые, да и с техникой он дружит: ремонтирует в доме  все  краны, электролампы, выключатели...Очень по-деловому помогал отцу разбираться с неподладками в нашем подержанном «Опеле»

Раздался дикий крик, и мой сын с плачем побежал из кухни в свою спальню. Это Златка соизволила проснуться  и уже напугала брата словом «салат» . Негодница старшая сестра пользуется странностями брата,  и чтобы он не путался под ногами и не мешал ей,  пугает его салатом : «Вот вытащу из холодильника и накормлю тебя!» Антошу как ветром сдувает. Сидит в своей комнате, высовывает  голову лишь, когда я появлюсь,  и спрашивает:  –Салат?

- Да нет никакого салата, я  не делала, выходи, - успокаиваю я сына.  Понятно, почему Златка применила «оружие»,  за которое я серьезно ее ругаю, яичницу она обожает, но из-за пищевой аллергии мы ей это блюдо не даем. Ее еда – овсяная каша, правда, щедро сдобренная сахаром и маслом. Пока я  убирала свою постель и превращала кровать в диван, Златка, вытурив братишку,  уже сжевала огромный кусок яичницы.

-         И  не стыдно тебе? – укорила я дочь. – Он и так у нас глупенький, а ты     издеваешься. Мало того, что все будут смеяться над ним и дразнить, так еще родная сестра обижает...

-         Салат?- снова высунул нос голодный Антошка.

-         Иди, кушай, сестра ничего тебе не сделает,  а  то прямо сейчас ее выпорем!

 Мы никогда не наказывали детей,  дочь, правда,  пугали ремнем , помахивали перед носом.  Но  сын быстренько побежал за орудием наказания и протянул мне папин армейский ремень. «Дай!» –  вот в этом аутичность речи нашего сына. Он говорит наоборот  вместо  « на – дай» , вместо «дай – на».  Я никогда не обращала на это особого внимания, ведь запас слов у Антоши минимален, но психиатр отметил , что именно этот признак настораживает. Все станет ясно после занятий с логопедом. Уйдет эта особенность речи  трехлетних детей или останется?

-Златка, - получишь таки ремня,-   пригрозила я, заканчивая нанесение косметики на лицо. Ах, гимнастику опять забыла сделать.! Такую отличную гимнастику вычитала в журнале  от  болей в пояснице. Помогает, просто чудо. Две недели поделала - и как заново родилась! Вчера забыла, зачиталась, залежалась в постели, сегодня тоже, вечером обязательно сделаю! А то опять прихватит.

-Антошка, ты готов? 

Сын сосредоточенно завязывал шнурки. А дочь и в 10 лет не умеет!

Мы вышли на замороженную до хрусталя улицу.  Я  повязала поверх Антошкиной одежды  еще свой  пуховой платок. Болеть нам нельзя, только занятия начались! Правда, мой сын на удивление крепкий в этом отношении ребенок. За все его  существование у него только один раз поднялась температура в полгода – ухо заболело.  Зато вот с психикой и нервами не повезло...

Вообще-то с тех пор, как , как муж купил мне нутриевую шубу, первая шуба в моей жизни, я полюбила морозы. Оказалось, что шуба – просто пух в сравнении с теми дубленками, которые  я носила! К тому же, красивая, длинная, рыжая, так и искрится на морозе!

            А вот и детский сад. Минутах в 15-ти  от нашего дома. С трепетом я открыла входную дверь. В коридоре пахло свежими булочками и какао.

- Здравствуйте, здравствуйте, - приветливо встретила меня пожилая женщина , видимо , воспитательница. – вы в подготовительную? Меня зовут Инна Сидоровна, буду работать с вашими детьми. Проходите. Тебя как зовут? – наклонилась она к Антошке.

            Он спрятался за мою спину.

-         Он у нас почти не говорит, - пояснила я.

-         Ну  ничего, будем над этим работать...– вздохнула  воспитательница. –Раздевайтесь. Тут у нас Костик сегодня пришел, Анечка. Пока трое на ознакомлении. Пусть Антоша пока останется, попробует один, он ведь у вас уже ходил в детсад?

-Да, конечно, три года в песочнице просидел.

-         Антоша, побудешь без мамы немного?

Сын кивнул головой.

-         Ну вот и хорошо, - часа через три приходите. Вы сейчас на работу? Оставьте рабочий телефон обязательно.

Выполнив все необходимые требования, я поцеловала настороженного сына и вышла на улицу. Все, теперь в редакцию.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ