ТРАНСВЕСТИТ? ШПИОН? ОБМАНЩИК?

               Загадка шевалье д`Эона


 Шевалье д`Эон до сих пор является загадкой. Одни считают его первым откровенным трансвеститом, другие — гением шпионажа, третьи — обманщиком и скандалистом, четвертые — одним из тех великолепных авантюристов, которыми прославился век XVIII.Шевалье д’Эон или де Еон (Шарль де Бомон, полное имя Charles-Geneviève-Louis-Auguste-André-Timothée d'Éon de Beaumont; 5 октября 1728 — 21 мая 1810) — французский тайный агент, принадлежавший к дипломатической сети «Королевского секрета». Шевалье (от фр. chevalier — рыцарь, кавалер) — дворянский титул в феодальной Франции.


Шевалье д'Эон прожил  восемьдесят два года, из которых 48 лет считался мужчиной, а 34 — женщиной. Благодаря ему на Западе появилось фальшивое завещание Петра Великого.

Переодевшись в женское платье, прибыл в Россию с особым заданием. Добился расположения русской императрицы Елизаветы Петровны и сыграл большую роль в заключении договора между Россией и Францией. Участвовал в Семилетней воине.

Дипломатический посланник Франции при дворе Елизаветы Петровны, оказавший несомненное влияние на политическую жизнь России, хитроумный разведчик, блистательный интриган, виртуоз-фехтовальщик, храбрый воин, одаренный литератор О нем ходило множество слухов, он стал предметом многочисленных споров. Он быстро переписывал от руки выкранные документы и возвращал их на прежнее место. Д’Эон мог слышать, о чем судачит в соседней комнате прислуга. По цвету, запаху, концентрации вина он безошибочно определял, отравлено оно или нет, и своим умением спас жизни десяткам людей — в том числе и своих недругов, чья благодарность превращала их из врагов в защитников.


Шевалье родился в Тоннерре в семье адвоката, при крещении получил имя Шарль. В своих записках д’Эон утверждает, что в детстве его одевали как мальчика, хотя был он девочкой: наличие наследников мужского пола стало условием получения наследства со стороны родственников по материнской линии. С отличием окончив парижский коллеж Мазарини, д’Эон устроился клерком в налоговое ведомство, а семь лет спустя был завербован тайной сетью французских дипломатов (« Королевский секрет»).Королевский Секрет (Secret du Roi) — тайная разведывательная сеть агентов французского короля Людовика XV, действовавшая с 1745 по 1774 годы. Шевалье д'Эон – один из самых загадочных его деятелей.

 

Предательства начались в России.

 Первым поручением д’Эона была поездка в Россию, где он должен был войти в доверие к царице Елизавете с тем, чтобы расстроить русско-австрийский альянс (Дипломатическая революция). Среди близких к Людовику XV царедворцев был принц Конти, который любил сочинять стихи, но сам не всегда мог подыскать рифму, и чаще всего на помощь ему приходил кавалер д'Эон. Принц одобрил идею короля послать в Санкт-Петербург кавалера д'Эона в женской одежде. Поддержала короля и его фаворитка - знаменитая маркиза Помпадур, которая на своем опыте знала, какое влияние может оказывать женщина на государственные дела.

 

"Цель вашей миссии, — сказала маркиза, — проникнуть во дворец, встретиться с императрицей с глазу на глаз, передать ей письмо короля, завоевать ее доверие и стать посредником тайной переписки, благодаря которой его величество надеется восстановить добрые отношения между двумя нациями". Далее последовали необходимые пояснения: кавалер будет путешествовать под именем Лиа де Бомон; по дороге он встретит кавалера Дугласа-Макензи, он шотландец, изгнан, служит Франции. Кавалер д'Эон за счет принца Конти был обеспечен всеми принадлежностями роскошного дамского туалета. Д'Эон прибыл в Санкт-Петербург, где его уже ждал Дуглас.

 

Согласно легенде, Дуглас отправлялся в Санкт-Петербург якобы для закупки пушного товара. Продумали и связь: поскольку курьеров не было, а почта досматривалась, решено было использовать в открытой переписке особый «меховой шифр». «Черно-бурая лиса», «куница», «горностай», другие меха обозначали царедворцев, послов иностранных держав и монархов. «Соболем» именовался главный противник – Бестужев-Рюмин. В случае провала агент должен был сообщить, что «меховую муфту не нашел».

 

Летом 1755 года Дуглас прибыл в Санкт-Петербург. В Версаль полетели депеши. «Соболь в цене», – сообщал Дуглас, то есть: позиции Бестужева-Рюмина по-прежнему сильны. «Рысь в ходу», – значит, австрийская эрцгерцогиня Мария-Терезия заинтересована в тесном союзе с Россией. Французский агент установил связь с Воронцовым, а тот, в свою очередь, доложил Елизавете Петровне о предложениях Людовика XV. Ответ императрицы был благосклонным. Дуглас помчался в Париж с обнадеживающим докладом.

 

Через несколько дней после приезда шевалье Дугласа выследили агенты Бестужева и выслали из России. Но перед отъездом он успел представить мадмуазель Лиа де Бомон вице-канцлеру графу Михаилу Воронцову. Именно он должен был представить шевалье ко двору.  Когда Воронцов представлял Лиа де Бомон, в корсете у нее было зашито письмо короля, а в руках она держала книгу - сочинение Монтескье - с золотым обрезом и в кожаном переплете. Эта книга предназначалась для императрицы.  Переплет книги состоял из двух картонных листов, между которыми находились секретные бумаги, картон был обтянут телячьей кожей, края которой, перегнутые на другую сторону, были подклеены бумагой с мраморным узором.

 

В книге Монтескье д'Эон должен был передать императрице Елизавете Петровне секретные письма Людовика XV с тайным шифром, с помощью которого она и ее вице-канцлер граф Воронцов могли вести секретную переписку с королем.  Затем д'Эон получил новые шифры: один для переписки с королем, Терсье и графом Брольи, а другой для переписки с императрицей Елизаветой и графом Воронцовым. Его предупредили, чтобы он хранил вверенные ему тайны как от версальских министров, так и от маршала де л'Опиталя (с 1757 - французский посланник при русском дворе). Кроме того, д'Эону поручили пересылать королю все депеши французского министерства иностранных дел, получаемые в Петербурге, с ответом на них посланника.

 

Императрица с целью облегчить необходимые для переговоров встречи решила поселить его в своем дворце и объявила мадмуазель де Бомон одной из своих фрейлин и своей главной чтицей (читать ей перед сном).

Важность д'Эона как тайного агента в Петербурге подтверждается письмами Терсье из архива князя Воронцова. В одном из писем Терсье просил Воронцова призвать к себе д'Эона и сжечь в присутствии его прежнее свое письмо. Д'Эон добился благосклонности Елизаветы Петровны. Императрица написала Людовику XV сердечное письмо, в котором выразила готовность принять французского официального дипломатического агента с основными условиями для заключения союза между государствами.Д'Эон с этим письмом императрицы к Людовику XV отправился в Версаль к королю. Следуя пожеланию Елизаветы Петровны, кавалер Дуглас был назначен французским поверенным в делах при русском дворе, а д'Эон — секретарем посольства.


Второй раз в России: другими глазами.

 

Второй раз шевалье отправился в Россию в мужском платье.  Чтобы скрыть прежние таинственные похождения в Петербурге, д'Эон был представлен императрицей как родной брат Лии де Бомон, этим и объясняли поразительное сходство между упомянутой девицей, оставшейся во Франции, и ее братом, будто бы в первый раз приехавшим в столицу России.  Вскоре шевалье вернулся во Францию, чтобы доставить в Версаль подписанный императрицей договор, а также план кампании против Пруссии, составленный в Петербурге.

 Людовик XV был чрезвычайно доволен д'Эоном и за услуги, оказанные им в России, пожаловал ему чин драгунского поручика и золотую табакерку со своим портретом, осыпанную бриллиантами.

 

Завещание Петра первого

 

Согласно легенде, именно д’Эон обнаружил в Петербурге и вывез во Францию так называемое завещание Петра Великого. И как агент «Королевского секрета» мог быть причастен к фабрикации первоначальной версии этой знаменитой подделки. Он добыл копию знаменитого завещания Петра Великого, пользуясь оказываемым ему при русском дворе безграничным расположением, из самого секретного архива империи, находящегося в Петергофе.  Копию, вместе со своей запиской о состоянии России, д'Эон показал только министру иностранных дел аббату Бернесу и самому Людовику XV.

 

Сущность этого завещания сводится к тому, что Россия постоянными войнами и искусной политикой должна покорить всю Европу и продвинуться к Константинополю и Индии. Раздробив Швецию, завоевав Персию, покорив Польшу и завладев Турцией, она должна разорить Австрию с Францией, и когда эти два государства будут ослаблены, двинуть войска в Германию и наводнить Францию "азиатскими ордами".  Возможно, шевалье решил таким образом показать, насколько свободно он чувствовал себя во дворце российской императрицы. Тем более подлинность этой копии проверить было невозможно, а король и министр были не заинтересованы в огласке неблаговидного поступка своего агента. Д'Эон мог быть вполне спокоен, что подлог его не обнаружится.  Причины в том, что ему нужно было вернуться в Париж не просто хорошим агентом и дипломатом, а самым лучшим. Чтобы стать им, нужно было привезти какой-то эксклюзив. И он сфабриковал документ, которого не было: внешнеполитическую доктрину Российской империи, разработанную будто бы еще Петром Великим и последовательно осуществляемую его преемниками. Этот документ стали называть «Завещанием Петра I».

 

Суть документа:

 

Шевалье д'Эон включил в текст документа известные ему как агенту и дипломату внешнеполитические планы России по отношению к ее союзникам – германским государствам и Австрии, и постоянным противникам – Швеции и Турции. В остальном он дал волю фантазии: приписал России вечное стремление к подчинению, завоеванию других стран. Например, на юге русские будто бы планировали чуть ли не «мыть сапоги в Индийском океане». На Западе – постепенно завладеть Швецией, Польшей, совместно с Австрией разгромить Турцию. В конце концов, в Европе останутся три суверенных государства: Россия, Австрия и Франция. Россия предложит им тайное соглашение о разделе мирового господства, но поведет дело так, чтобы Париж и Вена столкнулись лбами и передрались. Возможно, Франция устоит. Тогда Россия нанесет решающий удар: бросит войска с севера через Архангельск, с запада через Польшу и Германию, а на юге по морю из Азова привезет «десант варварских орд». После покорения Франции вся остальная Европа легко подпадет под иго Империи.      Из Парижа д'Эон снова выехал в Петербург.

 

В феврале 1758 года место Бестужева занял граф Воронцов. В 1760 году шевалье покинул Россию.


Интриги французско-английского шпионажа.

 

После смерти Елизаветы Петровны д’Эон был отозван во Францию и успел принять участие в последних битвах Семилетней войны под командованием маршала де Брольи. Был ранен и получил за храбрость орден св. Людовика.

 

Людовик XV начинает замечать исключительно вредное влияние мадам де Помпадур. Вспомнил, что именно она развязала эту войну. В голову ему пришла мысль о десанте на южных берегах Великобритании. К тому же он задумал реставрацию Стюарта и возрождение Ирландии.  Чтобы воплотить этот проект, королю опять потребовался д'Эон. Он был снова призван к его величеству и назначен секретарем при французском после в Лондоне, что позволяло ему свободно перемещаться и получать все полезные для французских войск сведения. Снова в мужском платье.

 

Д'Эон, получив код переписки, отправился в Лондон, где намеревался выразить свое почтение молодой королеве Софи-Шарлотте. Та встретила его исключительно любезно, предоставила комнату во дворце.

 

Через несколько месяцев мадам де Помпадур, у которой повсюду были шпионы, проведала о тайной переписке короля и д'Эона - ее держали в стороне от политических дел. Тогда она решила уничтожить д'Эона.

 

Один из ее друзей отправился в Лондон, куда его назначили послом Франции. Сразу по приезду он обратился к д'Эону: "Вам больше нечего здесь делать. Передайте мне доверенные вам королем бумаги и возвращайтесь во Францию".  Но тот наотрез отказался уезжать из Англии без приказа короля.

 

Тогда де Прослен, министр иностранных дел, преданный друг маркизы, прислал ему подписанное Людовиком XV письмо, которым отзывали его во Францию. Шевалье не подчинился приказу и остался в Лондоне.

 

Вечером того же дня он получил тайное послание: "Должен предупредить вас, что король скрепил сегодня приказ о вашем возвращении во Францию грифом (факсимиле подписи), а не собственноручно. Предписываю оставаться вам в Англии со всеми документами впредь до последующих моих распоряжений. Вы в опасности в вашей гостинице, и здесь, на родине, вас ждут сильные недруги. Людовик".

 

Сильно разгневанная мадам Помпадур поручила выкрасть у него тайные бумаги короля. Ее ставленник подсыпал д'Эону снотворное, когда тот ужинал в компании знакомых. Попытка не удалась. Тогда тот взломал дверь квартиры кавалера, но так ничего и не нашел. Возмущенный д'Эон написал одному из своих преданных версальских друзей следующее письмо: "Помпадур воображает, что Людовик XV не в состоянии мыслить без ее позволения. Все эти напыщенные версальские министры, считающие, что король без них ничего сделать не может, были бы сильно удивлены, если бы узнали, что на самом деле король нисколько им не доверяет и считает их бандой воров и шпионов. Он позволяет им преследовать мелкую сошку вроде меня, а сам пытается тайно все исправить". Тайная полиция об этом письме сообщила мадам де Помпадур.

 

Помпадур приказала заманить шевалье в ловушку и убить. В конце концов ее посланник раскололся и поведал обо всем д'Эону, и тот скрылся у надежных друзей.

 

Д’Эон много времени проводил с королевой Софи-Шарлоттой, снова став ее любовником. Однажды ночью в 1771 году, в то время, когда он находился в апартаментах королевы, неожиданно вошел Георг III. Когда д'Эон удалился, король Англии устроил супруге жуткую сцену. На помощь Софи-Шарлоте пришел ее церемониймейстер Кокрель. Он внушил королю, что кавалер был на самом деле девицей. "В течение нескольких лет, ваше величество, он служит тайным агентом короля Людовика XV и носит то мужское, то женское платье. Он на самом деле — женщина — впрочем, об этом уже начинают шептаться в Лондоне".

 

С 1771 года шевалье д'Эон все чаще появлялся на публике в дамском наряде. Англичане даже заключали пари на тему: мужчина он или женщина. Поэтому позднее «особые условия» были конкретизированы: шевалье д'Эон отныне всегда должен носить женское платье.  Правительство думало, что никто не поверит шуту или человеку неопределенного пола.

 

«Особые условия» привели шевалье д'Эона в замешательство. Однако он согласился.

 

В результате 4 ноября 1775 года был заключен самый необычный договор в истории мировой дипломатии. С одной стороны он был подписан г-ном Пьером Огюстеном Кароном де Бомарше, «в силу полномочий, возложенных на него Людовиком XVI», а с другой – «барышней д'Эон де Бомон, старшей дочерью в семье, известной до сего дня под именем кавалера д'Эона, бывшего капитана драгунского полка, кавалера ордена Святого Людовика, а еще ранее – доктора гражданского и канонического права».

 

Основная часть договора гласила: «Барышня де Бомон признает, что по воле своих родителей она до сих пор жила под чуждым ей мужским обличьем, и отныне, дабы положить конец этому двусмысленному положению, вновь станет носить женское платье и больше никогда от этого не откажется, за что ей будет позволено вернуться во Францию. Как только это условие будет выполнено, она получит пожизненную ренту в размере 12 тысяч ливров, а все ее долги, сделанные в Лондоне, будут оплачены. Учитывая ее ратные заслуги, ей разрешается носить крест Святого Людовика на женском платье и выделяется 2000 экю для приобретения женского гардероба, вся же мужская одежда будет у нее изъята, дабы не будить желания вновь ею воспользоваться».

 

Через несколько дней о том, что Д'Эон — женщина говорил весь Лондон.

 

Кавалер возвратился во дворец и вызвал сомневающихся в том, что он мужчина, на дуэль. Чтобы не быть уличенным в обмане, Людовику XV пришлось просить д'Эона представиться женщиной. Тот дал обещание. Однако Георг III заявил, что если он женщина, то должен носить платье. Между Лондоном (д'Эон) и Парижем (Людовик XV) завязалась оживленная переписка.

 

В сентябре д'Эон, узнав, что английский король устроил своей супруге адскую жизнь, согласился носить женское платье, но поставил условия: денежное возмещение морального ущерба французским двором в течение 21 года и восстановление его должностей и политических званий.

 

Для ведения переговоров был послан Бомарше, прославившийся позднее как драматург. Переговоры шли успешно. Однажды вечером он предложил д'Эону стать его... женой.  Слух о предстоящей свадьбе Бомарше и кавалера быстро распространился в Лондоне и дошел до Парижа.  Д'Эон же уже мечтал об уединении в своем родном городе и вскоре выехал во Франицю.

 

По прибытии он получил приказ немедленно переодеться в женское платье. Мария-Антуанетта из благодарности заказала ему гардероб у лучшей французской модистки Розы Бертэн и подарила веер. Он научился вышивать, готовить, ткать и делать макияж. Сорок девять лет он был напористым мужчиной, а тридцать три года — очаровательной женщиной.

 

До конца своих дней шевалье д'Эон носил женское платье.  Шевалье д’Эон зарабатывал уроками фехтования и участием в соревнованиях. Причем фехтовал он в женской одежде. После легкого ранения обломком рапиры пришлось оставить фехтование. Тогда он стал участвовать в шахматной игре на деньги, но средств на жизнь не хватало, росли долги.

 

Пришлось продавать библиотеку. Он предложил библиотеку целиком русской императрице Екатерине II. Он убеждал ее, что его собрание необходимо ей при составлении свода законов. Императрица отказалась. В 1793 году библиотека была выставлена на аукционе Кристи и частично распродана. Это спасло шевалье д’Эона не только от нищеты, но и от полного забвения - о нем опять заговорили.

 

Распродавая книги, мебель, оружие, драгоценности и памятные вещицы (среди них была шкатулка, подаренная ему Елизаветой Петровной), шевалье дожил свой век.

 

Смерть его 21 мая 1810 года поставила точки над i: консилиум врачей в присутствии полиции и свидетелей констатировал, что умерший был мужчиной. Мужчиной, переодевавшимся женщиной, пережившим множество приключений, участвовавшим в невероятных интригах и повлиявшим на ход истории нескольких стран.

_____________________________________________________________

 

Профессии юриста, агента и дипломата приучили шевалье д'Эона копировать все документы, попадающие ему в руки, все хранить в своем архиве, особенно оригиналы писем от важных персон. Если для полноты картины не хватало какого-то документа, д'Эон сочинял его.  Он всюду возил с собой деревянные шкатулки с документами, закамуфлированные под фолианты. 

Шевалье д'Эон сумел сделать здесь карьеру, в отличие остальных авантюристов, побывавших в России, Русские относились к нему с уважением.