Вашим именем назовут эпоху...

Людмила ГОРШКОВА

 

Она действительно блистала: красотой, талантом, изяществом, обходительностью. Она, как совершенный бриллиант, украсила своим блеском уже довольно-таки потасканный королевский венец. И, тем не менее, ее ненавидели. Не за распутство и не за роскошь, которая безудержным потоком лилась в ее апартаменты: погрязшая в пороках французская знать так и не смогла примириться с ее низким происхождением.

 

Ее происхождение нельзя было считать таким уж низким, как того бы хотелось заносчивым придворным аристократам. Она происходила из финансовых кругов, которые богатством и меценатством привлекали к себе интеллектуальную элиту страны. Ее отец Франсуа Пуассон был финансистом, к чьим доходам не раз прибегала государственная казна. Впрочем, в равной степени ее отцом мог оказаться и кто-либо иной: Луиза Мадлен де Ла Мотт, мадам Пуассон, добродетелью нравов не отличалась. Но как бы там ни было, безродной Жанну-Антуанетту назвать никак нельзя.

 

 В возрасте семи лет ее определили в приют урсулинок в Пуасси, где она неплохо освоила положенные науки и пристрастилась к искусствам. Там же молодой Жанне нагадали, что она пленит сердце короля и станет первой дамой королевства. Несмотря на всю нереальность этого пророчества, с тех пор она ни на минуту не забывала о своем особом предназначении.

 

В то, что гадание сбудется, не верил никто. Слишком невозможным было для французского короля, выбиравшего себе женщин исключительно из высшего дворянства, связаться с представительницей буржуазии. Чтобы сделать эту дистанцию короче, Жанна вышла замуж за незнатного дворянина Шарля-Гийома ле Норман д`Этиоль. Любила своего мужа и частенько повторяла, что бросит его только разве что ради короля. Насколько это было невозможным, говорит хотя бы то, что господин д`Этиоль особо не волновался по поводу такой перспективы…

 

А между тем Жанна закончила свое великолепное образование в салонах мадам де Тансен и мадам Жофрен, в чьих домах собирались художники, литераторы, философы, поэты. Именно там она набралась передовых научных знаний и овладела искусством риторики. Легко, изящно и очень толково она могла рассуждать на любую тему и чувствовала себя уютно в любом обществе. К тому же она обладала приятными манерами, обходительным нравом, хорошим голосом и актерскими способностями.

 Мишель ван Лоо.Портрет короля Людовика XV, 1763
Мишель ван Лоо.Портрет короля Людовика XV, 1763

В Этиоле у нее был свой театр, где она лично блистала на сцене. Парижское общество заговорило о ней, и весть о богатой, прелестной, утонченной мадам д`Этиоль скоро достигла Версаля.

Король не сразу заметил Жанну, но их «решающей» встрече очень поспособствовала «группа поддержки», образовавшаяся вокруг нее и жаждавшая вслед за новой фавориткой «въехать» во дворец. Во главе этой партии стоял придворный Ришелье, состоятельный Пари, «мастера интриги» мадам де Тансен, Бине, барон де Марше. Их общая деятельность привела к тому, что в феврале 1745 года Жанна была приглашена на бал в Версаль. Оттуда она вышла уже возлюбленной короля.

 

Но чтобы сделать ее положение при дворе официальным, так сказать «ввести в должность», необходимо было соблюсти некоторые формальности. Перво-наперво король преподнес новой возлюбленной имение Помпадур. Затем по ритуалу ее должны были представить королевскому семейству. Так как Жанна в придворной среде была чужой, найти человека готового её «представлять» оказалось довольно таки непросто. Тем более что придворная общественность находилась в жутких претензиях к Людовику. Впервые монаршая особа так откровенно попрала «общественные устои».

 

До сих пор фаворитки принадлежали исключительно к их кругу, и за право украсить своим присутствием ложе короля они вели постоянные войны и плели интриги. А тут нашлось какое-то «безродное существо» и сразу «в дамки»! Но король не намерен был менять свое решение, а потому представлять интересы новоявленной маркизы Помпадур вызвалась принцесса де Конти, за немалое, надо сказать, вознаграждение.

Началась блистательная эра мадам Помпадур.

 

Женщина умная, незаурядная, несомненно одаренная, она не только стала любовницей короля, она стала его другом, советчиком и распорядителем всей жизни королевства. Своими изысканными манерами и прирожденным благородством она пресекла все скабрезные высказывания в свой адрес, а перед ее тонким и проницательным умом склонили головы даже многочисленные враги.

Король допускал ее к участию во всех государственных делах и это позволяло ее злопыхателям списывать все политические просчеты на ее счет. Она была неважным политиком, несколько раз король под ее влиянием принимал весьма необдуманные решения, но он отнюдь не находился в ее полном подчинении, и степень ее влияния на него чрезвычайно преувеличена в истории.

 Она провела к власти умного и хитрого герцога де Шуазеля. Но король не поддался на ее уговоры уравнять налогообложение, сделав налоговый процент («двадцатину») одинаковым для всех сословий.

 

Но вот в чем действительно ей не было равных, так это в степени влияния на культуру. Она возродила обычай королевского меценатства, способствовала расцвету живописи, архитектуры, производству фарфора, развитию садоводства. Поощряла философов и ввела моду на интеллектуалов. Буше, Фальконе, Габриэль, де Ла Тур, Вольтер, Даламбер, Тюрго, Бюффон – поистине все деятели Просвещения находились под ее покровительством. Сам этот век стал ассоциироваться с ее именем. Именно эта незаурядность, исключительность, непохожесть на своих предшественниц, позволила ей продержаться в «должности» фаворитки на протяжении двадцати лет и это при том условии, что Жанна была… фригидна.

 

Как ни старалась, не могла она соответствовать королевским запросам на любовном ложе. Она явно уступала своим «сексуально одаренным» соперницам и не чинила препятствий королевским «загулам». Людовик менял любовниц, которые специально для него выращивались в Оленьем парке, недалеко от Версаля.

Олений парк
Олений парк

 " Олений парк» располагался в окрестностях Версаля, и представлял собой красивый особняк, утопающий в зелени, ухоженный и привлекательный.

( художник Франсуа Буше).


Приписываемая ему некоторыми историками страсть к молоденьким девочкам (имеется в виду девственницам), объяснялась просто: король очень боялся венерических заболеваний, эпидемии которых в то время «выкашивали» целые страны. Это были юные девушки, но отнюдь не дети. По тем временам пятнадцатилетие было вполне подходящим возрастом для замужества, а большинство обитательниц Оленьего парка были и того старше. К тому же король после «использования» благосклонно выдавал их замуж за весьма состоятельных особ и пристально следил за тем, чтобы мужья ни коим образом не выражали свои обиды и претензии к юным женам.

Несмотря на бурную сексуальную жизнь короля и череду сменяющихся любовниц, апартаменты официальной фаворитки, к великому удивлению придворных, по-прежнему оставались за маркизой Помпадур. После очередного любовного приключения Людовик неизменно отправлялся к ней, где в спокойной беседе успокаивал сердце и тешил душу. Она больше не делила с ним ложе, но оставалась самым влиятельным человеком в королевстве.

 

Так продолжалось до апреля 1774 года, когда чахотка за два месяца свела 46-летнюю Жанну в могилу. Она замкнула собой череду фавориток королевского дома Франции.

Ни до, ни после мадам Помпадур никому не удалось снискать столь благородное и изысканное величие на этом весьма скользком поприще. А ее смерть стала предвестником скорой гибели галантного века, над которым уже грозной тенью поднимался кровавый топор революции.

Читайте подробнее на Passion.ru http://people.passion.ru/velikie-lyudi/zheny-i-lyubovnitsy/vashim-imenem-nazovut-epokhu-madam-pompadur.htm

Маркиза знала, что государь любит остроумных и интересных, а если она еще и красива, то это опасно — он может увлечься серьезно, надолго, и тогда.... Отныне в зону внимания Помпадур попадали юные эффектные, аппетитные пустышки и дурочки, желательно дворянского происхождения, но позволялось и рангом ниже, незамужние, со склонностью барышни — " наживки " к любовным авантюрам.  Заинтригованной прелестнице говорили, что ею заинтересовался некий высокопоставленный польский вельможа, и за ночь любви она получит солидненькую сумму — выгодная сделка!

 

 Утром одалиска получала обещанные деньги, подарки и ее возвращали обратно — возможно, до следующего визита, это зависело от короля.

 

В любом случае девушка не оставалась в убытке, ведь потом ее выдавали замуж, маркиза через своих агентов подыскивала женихов, чтоб девушка осталась довольной, счастливой, и с подарками.

 

Позже, девушек одевали согласно фантазиям короля — это тоже было плодом усилий маркизы, и хотя поползли слухи, что в загадочном парке тратятся огромные суммы, в том числе и казенные, а также растлевают малолеток, трудяга — маркиза обращала внимания на это мало.

 

François Boucher. The Four Seasons: Summer , 1755
François Boucher. The Four Seasons: Summer , 1755

Она из  фаворитик Людовика попробовала посоперничать с де Помпадур и весьма в этом преуспела... Луиза забеременела, и хотя двор сомневался в отцовстве Людовика, его страсть к ирландской натурщице великого Франсуа Буше не угасла, он два года держал маркизу на расстоянии, деля ложе с Луизой, с присутствием которой в жизни мужа смирилась и добрая королева Мария Лещинская, хотя с большей симпатией относившаяся к маркизе де Помпадур. Но Луиза сама погубила себя. Привыкнув к вседозволенности, она захотела все таки большего — выгнать маркизу де Помпадур из Версаля

 

Отвыкший от важных государственных дел, которыми занималась маркиза, и питавший нежность и благодарность к ней Людовик на этот раз не выполнил просьбу молодой наложницы...

Двор загудел о переменах, о новом возвращении забытой де Помпадур, о новых фаворитках, более осторожных....

 

Маркиза вернулась победительницей — король без нее не мог!

Но и Луиза не осталась в накладе, ее сосватали богатому дворянину при условии удалиться подальше от двора.Ей пришлось подчиниться.