Самые необычные книги известных писателей


Марина Сарычева

 

Писатели, желающие отличиться, не всегда гонятся за оригинальным сюжетом, как бы говоря, что просто писать – скучно. Иногда они делают выбор в пользу формы, и тогда написание книги превращается в увлекательный эксперимент и для автора, и для читателей. 

   Что можно сделать с текстом, как выделить свою работу и превратить роман в настоящую головоломку – узнайте из нашей подборки.

  Хулио Кортасар «Игра в классики». Название этой книги –  вовсе не метафора. Аргентинский постмодернист буквально устроил классики в литературе. У романа о философствующем Орасио Оливейре – необычная структура, и чтобы в полной мере оценить его, нужно читать по специальной схеме, предложенной автором. В принципе, есть и альтернатива – осилить «Игру в классики» как обычную книгу, с начала и до конца. Но тогда какая это игра!

 

  Жорж Перек  «Исчезание». На интересный эксперимент решился французский писатель и написал роман, в котором отсутствовала буква «е», чаще всего встречающаяся во французском языке. Иронично, что называется он «La Disparition», в переводе на русский – «Исчезание». Название намекает – исчезли не только персонажи, но и буквы. Кстати, в русском переводе вместо «е» отсутствует «о», как самая часто употребляющаяся гласная, а в переводе на испанский по той же причине избегали буквы «а».

  Идея не нова: такой прием называется липограммой, использовать его начали еще в древней Греции, позже им нередко развлекались поэты. Но одно дело написать так стихотворение, и совсем другое – трехсотстраничный роман!

 

  Сергей Довлатов «Чемодан» и «Филиал». Советский писатель, эмигрировавший в США, любил экспериментировать с формами, и, кстати, тоже увлекался липограммами. Но больше всего запомнились его рассказы и повести, которые он писал так, чтобы слова в предложениях не начинались на одну и ту же букву. Так, например, были написаны сборник рассказов «Чемодан» и «Филиал». Довлатов говорил, что это способ самодисциплины. Журналист и писатель Петр Вайль утверждал: «Если какой-нибудь факт у Довлатова начинался с повторяющейся буквы, он попросту его менял, без малейшего зазрения совести».

 

  Джеймс Джойс «Улисс». Книгу можно назвать целым кейсом экспериментов. Мало того, что этот огромный роман описывает всего один день Леопольда Блума, так он еще и делает это в разных стилях. Так, например, глава «Эол» написана в виде газетной сводки, «Итака» представляет собой настоящий катехизис (форма вопрос-ответ), а напоследок, в заключительном эпизоде, причем немаленьком, Джойс начисто избавился от знаков препинания.